Дом Танцев, Санта-Моника, понедельник 24 февраля, 1997 года

From: berserk@zmail.ru
From: Corey Donovan coreydon@earthlink.com

После вынужденного простоя из-за субботних проблем с сервером onelist.com, я решил поделиться с вами заметками о трех воскресных сессиях с Кастанедой, которые я недавно написал.

Я работал над записками об этих сессиях некоторое время назад. Вы, наверное, помните, что вечерние сессии (обычно они бывали по понедельникам, средам, пятницам и субботам) посещали в основном работники Клиргрин, а иногда, некоторые из участников воскресной группы (которые иногда в последствии становились работниками Клиргрин). Эти сессии были гораздо более неформальными, чем воскресная группа, и на многих из них Кастанеда показывал отдельные движения или длинные формы, с комментариями и более тесным общением с теми, кто туда приходил.

Эти сессии начались после семинара 1997 года в Лонг Бич, и за пять месяцев до того, как Кастанеда прекратил все занятия, включая воскресные.

Понедельник, 24 февраля, 1997. Дом Танца, Санта Моника, 8-9 вечера

"Лоренцо хочет зачитать вам кое-что интересное", начал Кастанеда.

Кастанеда уступил место Брюсу Вагнеру, который прочитал короткую статью из журнала "Colors", который издает Бенеттон. (Когда мы только вошли, Брюс сказал мне, что это его любимый журнал). Эта была статься о новой породе кур без перьев, которую вывели ученые. Из-за того, что у них нет перьев, им приходится наращивать массу, для того чтобы согревать себя. Они набирают вес так быстро, что их продают на неделю раньше, чем обычных кур. Еще одно преимущество "голых кур" состоит в том, что их не надо ощипывать.

Еще там была оранжевая листовка с заголовком "Мастурбация". Она рассказывала том, как полезна мастурбация в духовном и других смыслах. Среди известных религиозных деятелей, которые занимались мастурбацией, там упоминались Иисус и Раджниш. Еще там была строчка: "Даже наш президент, Билл Клинтон, известный мастурбатор". Там утверждалось, что поскольку "уровень вибраций человечества в настоящее время весьма низок, возможность мастурбировать является большим благом для женщин". Там была реклама вечерних занятий по четвергам в районе Венеция. Сначала Кастанеда решил, что это проходит в Дэнс Хоум, в том же месте, где занимались мы, и он предложил нам придти туда в четверг посмотреть на это.

Кастанеда сказал, что воскресные занятия были "сборищем мастурбаторов". Он утверждал, что "Существует энергетическая нить одержимости, которая прикрепляется к нам в очень раннем возрасте. Дон Хуан говорил, что мы можем использовать эти волокна, которые к нам прикрепляют Флаеры, чтобы быть одержимым чем-то полезным" (т.е. Тенсегрити и перепросмотр).

Кастанеда показал нам удары руками согнутыми как когти тигра. Кулак располагается на уровне легких противника, ладони смотрят друг на друга. Другой удар наносится по ребрам. Третий наносится от уха по грудной клетке и ребрам. В последнем нужно повернуться в сторону и нанести удар по подбородку противника. Это были четыре базовые позиции. Потом мы делали движения серии Подготовки к Намерению. Кастанеда думал, что у нас два часа, но оказалось, что запланирован только час.

Кастанеда сказал нам, что Карола была "настоящей китаянкой. В школе она нарисовала два рисунка на тему "Это могло случиться". На одном из них она нарисовала типичный китайский пейзаж и подписала его китайскими иероглифами. Он ничего общего не имел с темой "Это могло случиться", но она настоящая ведьма и этот рисунок получил приз. Другой ее рисунок, который соответствовал теме, даже не заметили. Нам нужно придумать ей китайского папу". Нури вспомнила китайского киноактера, который умер как раз в тот год, когда родилась Карола. Они пошутили, что это не плохая идея - он был кинозвездой, а Зайа в него влюбилась. "Она встретила его в Гонг Конге, когда делала там фотографии", придумал он.

Кастанеда потратил много времени, распекая Дэриен. Она стояла около колонны в правой стороне комнаты и обычно пряталась за спину Эрин. Он вывел ее вперед, поставил между Тайшей и Флориндой и сказал ей: "Ты не можешь больше прятаться". Минут пять он говорил о том, как "Она любит своего папочку. Она не итальянка [она была наполовину итальянка наполовину немка, но родилась в Италии], но она переняла все эти итальянские штучки, у нее рот вообще никогда не закрывается - она строит из себя маленькую девочку. Но больше ей так нельзя. Зачем ей устраивать этот спектакль передо мной? Что я ей такого сделал? И Тайша больше не будет говорить ей, чтобы она уезжала обратно в Италию. Я возьму эту обязанность на себя".

Во время этой проповеди, он упомянул еще некоторых, которые "скатились на обочину", он сказал, что "Дух покинул их". В этот список попала Джоани Бейкер, которую он назвал "ужасной занудой". "В конце концов, дух покинул ее". Он подчеркнул: "Не мы ее покинули, а дух покинул. Я знаю, что это такое. Я боюсь этого до смерти. Однажды я потерял его. И вам тоже стоит этого страшиться". А еще "Leperchun ... посмотрите, что с ней стало. Она была хорошей девушкой, а стала тяжеленным чудищем. Мы должны этого бояться".

Внезапно Кастанеда спросил: "Что-нибудь слышно о Лу Алсиндоре?" Он работал в УКЛА вместе с Кастанедой. Трэйси сказал, что он все еще там, что он работает спортивным комментатором. Кастанеда снова спросил: "Так, он не умер?" Он упомянул, что Алсиндор был до настоящего времени редактором университетского издания. Когда она шла куда-нибудь с ним, другие редакторы умирали от любопытства и спрашивали ее: "Ну как?" Флорида спросила: "А она когда-нибудь рассказывала?" Кастанеда проигнорировал ее. [кто здесь, кто она и вообще о смысле этого абзаца спросите у Кори.]

В конце было движение, где указательный и средний палец нужно было поместить на точку над левой бровью. Кастанеда утверждал, что на каждой стороне лба там есть выступающая кость, и в этом месте пролегает нерв. Он велел нам нажать туда и одновременно нажать под левую скулу, в том месте, где начинаются коренные зубы и сосчитать до 20. Он сказал нам, что это улучшает зрение. Потом мы повторили то же самое для правой стороны.

Хейкко (позже Гевин) передал Полу большой конверт, чтобы тот, готовясь к семинару, познакомился с его содержимым. У Маркоса (позже ЛеРой), который должен был быть секьюрити, тоже был такой конверт. Маркос сказал, что Гевин разговаривал с ним насчет того, что нужно было сопровождать в Мексику группу новичков, которые боялись туда ехать. Он сказал Маркосу, что ему нужен кто-то, чтобы помочь в этом деле, и он предложил меня. Я определенно не хотел этим заниматься. А еще, до начала занятий, я разговаривал с Рени по поводу статьи в газете Лонг Бич, для которой я должен был найти автора. Статья показалась ей хорошей, и мы закончили беседу на хорошей ноте.

Greetings.

Подпись автора

The Power of Silence