Дом Танцев, Санта-Моника, среда 26 февраля, 1997 года

Ричард Дженнингс. Среда, 26 февраля, 1997
Дом Танца, Санта Моника
С 8:15 до 10:15 вечера

(Весь привычный клиргриновский контингент был на месте, кроме Нури и Кэрол. Из воскресной группы, в дополнение к обычной пятерке - Пол, я, Маркос, Тортон и Грег - были еще Пабло и Кейт).

Кастанеда начал: "В Буэнос Айресе есть кладбище". (Я встрянул и назвал его имя: "Реколета"). "Точно. Это как знак отличия. Если кто-то говорит, что "Мои предки лежат на Реколете", это значит "они крутые".

"Когда я был маленьким, я однажды ночью залез на это кладбище. Там была такая башня, я скатился вниз и не мог забраться обратно. Одна женщина, увидела, как я пытаюсь выкарабкаться оттуда, и закричала. Приехала пожарная машина, и спасла меня. Они спросили меня, как я попал туда, и я уже собирался рассказать им, что я продолбил кладку, и еще что-то сломал. Но я сказал: "Я не знаю". Флоринда добавила: "Un milagro." (исп. – чудо). Кастанеда ответил: "Это тайна".

"Люди все продолжали спрашивать меня, как я туда попал, но я не отвечал. В конце концов, в школе узнали про это и выгнали меня из школы. У меня всегда были неприятности".

"Время от времени мне все еще снятся сны про Буэнос Айрес. В некоторых из них это не совсем Буэнос Айрес, это скорее Буэнос Айрес из другого времени. Дон Хуан называл это циклическими снами - снами с циклическим сюжетом. Существует столько разных миров - эта вселенная огромна. Дон Хуан не находил особого применения циклическим снам. Он к этому не стремился. Но мне все время снятся сны про Буэнос Айрес. Сны про то, как я попал в ловушку: Как мне выбраться? У меня нет денег, мне надо выбраться отсюда! Я все время возвращаюсь туда. Дон Хуан говорил, что я должен или забыть про это, или расслабиться и наслаждаться. Но эти сны никогда не покидают меня".

Кастанеда показал нам три новых движения. Первое начиналось с того, что левая рука была согнута вокруг правого локтя. Затем левая рука делает толчок и удерживается там, возле сухожилий, расположенных вокруг локтя, а затем тоже движение повторяется с противоположной стороны. В следующем, указательный и средний палец надавливали на кость над бровью, а большой палец упирался под скулу, потом нужно нагнуться и упереться локтем в бедро, другая рука свободно лежит на колене, считаем до 20. В третьем, левым запястьем нужно было до боли нажать на левый бок. "Делайте эти движения все время и внимательно" проинструктировал он. Он сказал, что эти движения делают нас более осознанными: "Вы слишком часто работаете на автопилоте в течение дня. Автоматизм - это наша большая проблема".

"Флоринде пришло письмо от женщины, которой было девяносто. Она живет в доме для престарелых, где можно арендовать розовый куст, а затем платить кому-то, чтобы он за ним ухаживал. В похожее место попали двое наших друзей. Там показывают видеофильм, чтобы подготовить вас к следующей стадии старости. Всего есть шесть стадий. Когда они попали туда, они были на третьей стадии, потом вам показывают видео о четвертой стадии, потом о пятой. А шестая стадия, это когда вам уже все равно. Эта женщина писала: "Почему нас заставляют жить так долго? У вашей матери тоже такие же проблемы?" Это ужасно - "Почему нас заставляют жить так долго?"

"У Зайи как-то был классический диалог с Кайли. Она спросила ее: "Ты ведь работаешь в Клиргрин, так?" А Кайли ответила: "Ну да, конечно, работаю". Он передразнил то, как Зайя закончила разговор сдавленным голосом: "Спасибо". "Они не осознающие существа". Он повторил этот диалог пару раз. "Ну откуда этот идиотизм, откуда? Почему Кайли удосужила этот глупый вопрос своим ответом?"

"Когда почти все были в Мексике, мы не могли узнать, как прошла лекция, потому что Флоринда, я и Зайа собирались пойти на ужин, а потом в кино. Зайа спросила: "А вы не можете пойти в кино на более ранний сеанс?" Я сказал ей: "Нет, не получится". Она спросила меня: "А почему?". Он привел это как пример действия на автопилоте – задавание никчемных вопросов.

Мы работали над длинным пассом, в котором было три атакующих элемента, тот самый, который мы разучивали в понедельник. Он начинался с поднятия опущенных рук перед собой ладонями вверх. Потом ладони идут дальше вверх, левая рука парирует, а левая нога бьет вперед, затем удар правым кулаком и т.д. Мы делали его целиком, а также прорабатывали подробно разные группы.

На несколько минут Кастанеда вывел Талию вперед, а затем отвел ее обратно на ее обычное место. Он боялся приставать к Рени "потому что у нее свирепый взгляд", "Мне надо теперь приставать к Рени, потому что раньше я дразнил Дитя Луны". Но он так и продолжал дразнить Дитя Луны. Мы выполняли последний удар. Он начинался в области паха, затем руки перемещались и наносили удар в противоположную сторону. Дитя Луны (раньше Барбара, теперь Тернии) делала этот пасс расслабленно и неточно, начиная скорее от бедра, чем от паха. Он указал ей на это: "Вот здесь находится энергия. Тяните себя за пинчо, образно говоря". Он не отставал от нее, и Флоринда подошла к ней, чтобы показать, как это нужно делать. Он сказал нам: "Энергия находится здесь. А не на бедре. И не в грудях. Мы не "кормим Лос Анжелес грудью, своим молоком". Нагуаль Лухан подобрал эти движения по энергетическим причинам. Его волновала энергия, и он очень заботился о форме".

"Мой учитель Кунг Фу (Ховард Ли) был просто хорошим практикующим. Он ничего не знал об энергии; он просто интуитивно чувствовал это. Но они оба пришли к одному и тому же. Но мой учитель был пойман в ловушку. В клетку своего разума. Он стал рабом традиции".

"Лоренцо как-то обедал со своим отцом, и с ними произошла эта замечательная история. Расскажи, Лоренцо". Брюс выглядел сонливым и помотал головой, тогда Кастанеда рассказал сам: "Они мало общались. Во время этого ужина отец как-то назвал его "мой сын-призрак". Вся враждебность, которая существовала между ними исчезла, и Лоренцо почувствовал, что его больше ничего не связывает с этим человеком – он почувствовал, как в нем освободилась дополнительная энергия. А на следующий день ему передали от отца записку, где он благодарил сына за ужин и называл его "Джош", именем своего другого сына. "Я всегда буду с тобой, Джош". Так, что они теперь отец-призрак и сын-призрак - как два корабля в море. Лоренцо изменился, он больше не прежний человек. У него в животе, там, где у нас есть замочная скважина, к которой подходят ключи наших родителей, ничего нет, он избавился от нее. Теперь у него не больше связей с отцом, чем со мной. Или даже меньше, потому что у него со мной есть психологическая связь".

"Эта история тронула меня до слез. Я плакал у себя в постели". Когда Кастанеда рассказывал это, Флоринда прислонилась головой к Талии. А Тайша вся ушла в себя, у нее почти выступили на глазах слезы. Я никогда не видел ее такой расчувствованной.

"Для европейцев характерны большие задницы. Антропологи теперь классифицируют европейского человека как "хомо сапиенс большезадус". У азиатов нет таких задниц. А у африканцев задница выше и круглее. Ученые связывают это с тем, что европейцы едят больше злаков". Талиа заметила своим гнусавым тягучим голосом: "Но, азиаты едят рис".

Кастанеда передразнил ее манеру говорить и сказал нам: "Она только закончила второй класс уроков речи, ей придется научиться говорить более приятно для слуха и потоньше". Он изобразил, как, по его мнению, она должна была говорить: "Ну, как ты, дорогая? Рени, это ты?" А потом Рени скажет своим старым голосом (в нос) "Да, это я. А ты что подумала?" Вмешалась Кайли и сказала, что это она теперь говорит все время таким голосом. Кастанеда, все еще поддразнивая Талию сказал: "Вас надо свести с Дитем Луны и она скажет: "Мамбо!" а ты скажешь: "Но азиаты едят рис", он сыграл на контрасте низкого театрального голоса Терни и вялого гнусавого произношения Талии. "По крайней мере, обратите на это внимание. Я надеюсь, что после уроков речи, вы, по крайней мере, сможете сказать: "Азиаты, блядь, едят рис", он произнес эту фразу уверенным четким голосом. "Да, азиаты едят рис, но он на них так не действует".

Эллис нужно было уйти пораньше. Кастанеда заметил, что она хочет втихаря уйти, и он спустился за ней, чтобы узнать, в чем дело.

"Нас так многое задевает. У меня был один приятель-приколист, у него была такая подушка с приколом. К нему зашла как-то одна утонченная дама, и когда она захотела присесть, он вспомнил, что там была эта подушка, и попытался остановить ее, сказать ей, чтобы она не садилась, но было уже поздно. Она села и ..." Кастанеда изобразил громкий пердеж подушки. "Эта женщина очень обиделась. Я тоже ушел, потому что она устроила там сцену. Мы все такие. Нас можно обидеть такой ерундой".

Он встал как Найи, у которой руки были на бедрах, и сказал: "Почему ты все время держишь так свои руки? Что ты хочешь этим сказать? Ты определенно что-то имеешь в виду". Такая мелочь может вывести нас из себя. Мы раздражаемся из-за таких пустяков".

"Кайли ест только один раз в день. Иначе она растолстеет. Это напоминает мне одного моего приятеля, который ел только один раз в день, потому что не мог себе позволить большего. Но потом он стал профессором в Колумбии. Я увидел его через годы спустя и не узнал, он был просто огромен. Он был худым, а стал вот таким", он обрисовал круглый живот.

"Он пригласил меня на эскабече в небольшой ресторан. Я побежал в единственный туалет в гостинице. Этот тип оттолкнул меня, и я обосрался по дороге в свою комнату. Сначала, я думал зайти в чью-то чужую комнату, но она была закрыта. Дело было труба, потому что на ковре остались следы моих маневров. Я чувствовал себя так плохо, что позвонил администратору и все им рассказал. Они поднялись ко мне и сделали мне анализ крови, чтобы удостовериться, не было ли у меня чумы, они притащили даже всякое оборудование для дезинфекции. Это был самый унизительный день в моей жизни. Впрочем, они меня не выгнали. Я сам уехал на следующий день".

Кастанеда сказал Брюсу, чтобы тот прочитал листовку о мастурбации воскресной группе. Брюс сказал, что у него ее больше нет, он ее выкинул. Вначале Кастанеде даже не поверил ему, потом он пристал к нему: "Как ты мог ее выкинуть? Это же часть моей подборки, моей коллекции! Она нужна мне для моих исследований. Если я даю тебе что-то почитать, ты должен вернуть это". Потом выяснилось, что Брюсу она досталась от Пола Гутсмутса, который взялся добыть еще одну. Кастанеда пошутил: "Единственный ее недостаток, там не было Будды, там не упоминался Будда как мастурбатор". Кайли сказала, что зато там был Иисус Христос. Кастанеда ответил: "Э-э, да кому какое дело?"

Кайли спросила: "А ведь мастурбация не упоминалась в Библии?" Найи ответила: "Еще как упоминалась. Там это называется пролитие семени". Кайли удивилась. Краем уха Кастанеда услышал, как Флоринда говорит что-то про Библию. Кастанеда вмешался: "Что ты там говоришь про Библию? Ты же о ней ничего не знаешь". Флоринда ответила в шутку: "Нет, я знаю Библию. В ней два завета".

Кастанеда рассказал, что этой ночью не было существа, которое его часто преследовало. "Обычно она находится около автомата с водой, а еще она бывает около Ли, или как его зовут? Думаю, что ей нравится Ли. Может у нее роман с ним", пошутил Кастанеда.

"Зайа вполне готова для Каролы. Она не мать в том смысле, в котором у меня или вас была мать. Ей не нужно, чтобы Карола заботилась о ней, когда она состарится. Она не попадет в дом престарелых, где к ней будет приходит дочь, чтобы заботиться о ней. Она первая приставит пистолет к ее голове". Зайа кивнула головой в знак согласия.