В среде кастанедовцев, как выяснилось, засилье сновидящих, а сталкеров на дюжину сновидящих - один. После наблюдения за сновидящими как в реале, так и в виртуальном пространстве, выплывают интересные моменты.
Большинство людей, ознакомившись с трудами Кастанеды, тут же причисляют себя к какому-либо войску: сновидящих или сталкеров. Так получилось, что у КК лучше описаны сновидящие, а сталкинг сквозит со всех страниц, но не каждый это заметит.
Люди же делают выбор на основании своих личных предпочтений. Мир сновидения несёт в себе множество загадок и откровенно-тайного, непостижимого. Плюс даёт ярко выраженный уход от реальности. Сталкинг - напротив. Заставляет погружать в мир с головой. Так думают большинство встретившихся мне кастанедовцев. Причем встреча с миром как таковым, является для многих серьёзнейшим испытанием на прочность. В первую очередь - на прочность психики. Сталкинг более явно учить ответственности за свою жизнь, чем сновидение (опять же по поверхностному впечатлению от прочтения книг). Наша же нынешняя цивилизация приучает людей именно к обратному - свалить ответственность на других. На производителей, родителей, друзей, коллег, работодателей, просто на карму-)) И появляется сильнейшее желание куда-нибудь убежать от этого мира. Уйти в отшельники. Или хотя бы в сновидцы. Потом появляется хорошее такое объяснение-ширма нежелания сотрудничать с миром - сновидцы всегда угрюмые и закрытые. Сам дедушка Карлос говорил, что сновидящие склонны к унынию.
И ум новообращённого толтека, анализируя свою жизнь, озаряется - Ба! Да я ж сновидящий! Вот почему у меня не клеится социальная жизнь. И пошло-поехало.
Среди сновидящих на самом деле гораздо больше людей-сталкеров. Только им нужно понять, как действует сталкинг. И принять неизбежное.
Хорошу маску инфантильности сдирает новая непривычная обстановка, новые люди, новые места. То есть те ситуации, где человеку не на кого рассчитывать в плане решения бытовых проблем. Если "ложному сновидящему" повезёт, и он окажется в подобных условиях, куда деваются его уныние и угрюмость. Он как-то даже забывает о своей напускной загадочности. Перестаёт себя мистифицировать. И начинает воспринимать мир совсем иначе. Сновиденный в том числе.