Приглашение увидеть

(Archs@Geocities.Com)

From: Arcady Herces archs@kuzbass.net

To: RIML riml@adt.ru

Subject: Priglashenie uvidet'

Hi All!

Попав тем или иным способом в пограничное состояние сознания, когда сознание не понуждается собирать мир, остановив на момент внутренний диалог и обратив полное внимание на процесс собственного восприятия, можно добраться до момента, когда восприятие отделено от интерпретации.

Между ними есть разрыв, достаточно большой, чтобы его заметить, если внимание "ускорено" отсутствием внутреннего диалога. Таким образом оно может быть обострено до такой степени, что "проскакивает" в эти промежутки и у наблюдающего есть возможность проследить процесс собственного восприятия, на всех желаемых гранях - будь то восприятие зрительное, слуховое, обонятельное, какое вам угодно. Попав в такое место, можно наблюдать, что воспринимаемое наблюдателем -

это не более (и не менее) чем совершенно абстрактные "толчки", "раздражения", воздействия извне на поверхность кокона, а то, что мы понимаем как н.п. свет и звук - это работа точки сборки, отфильтровывающей и предлагающей интерпретации воздействия.

1) На примере зрительного восприятия:

Извне кокона происходит нечто. Нечто не имеющее ничего общего с любой интерпретацией. Просто некие абстрактные "катаклизьмы", возмущения. Наиболее приближенной интерпретацией было бы такое описание: явления моментального "сгущения" пространства, сопровождающиеся характерным "уплотнением" внешней среды, "впитываением" энергии (на зрительном языке - затемнения) и явления "вспышки", которые являются моментами мгновенного расширения, разуплотнения среды, перехода локальных участков из состояния потенциального наличия энергии в проявленное.

Любопытно заметить, что "аморфная" и неструктурированная в состоянии покоя среда, в моменты и в местах возникающих напряжений тут же проявляет качества структурированности, "кристаллизуясь". Для наблюдателя, можно уточнить - напряжения/возмущения пространства "вспыхивают", отражаясь именно на "гранях кристаллов", можно сказать по другому: вспышки/сгущения, соответственно, "освещают"/"затемняют" грани кристаллической структуры. Но точнее все же сказать, что аморфоная среда в местах напряжений локально кристаллизуется. Когда напряжение "расслабляется", пространство вновь переходит в аморфоное состояние.

Термин "кристалл" здесь очень и очень условен, но это наиболее близко.

Эти внешние по отношению к границе кокона процессы, проецируются (в силу непрерываности эманаций) и на поверхность кокона, где и могут быть восприняты наблюдателем.

Поскольку спектр проявлений мира намного шире, чем набор, присущий и осмысливаемый в обычном положении точки сборки, то характер наблюдаемой реальности является практически хаотическим, спорадическим, необусловленным, недетерминированным и не имеющим *всеобщей* закономерности.

После регистрации наличия сигнала включается механизм "распознавания образа". Если в непрерывном потоке поступающих извне вспышек/сгущений появляется набор, конфигурация "пятен" возможных для "осмысления", в соответствии с заранее инсталлированным списком образов, то вниманию дается сигнал *остановить* внешние наблюдение и перейти собственно к "распознаванию". "Взгляд" полностью переносится с внешнего на зафиксированную картинку. В этот момент реальность не регестрируется, наблюдатель полностью игнорирует ее до момента распознания текущего набора.

"Распознавание" образа происходит с широким привлечением средств достраивания, вычленения "случайных" помех, вычисления образов, наиболее вероятностных, уместных относительно текущего контекста ситуации и пр., в соответствии со степенью ограниченности и предубежденности наблюдателя.

Сначала происходит выстраивание "векторного" контура вокруг выбранной конфигурации световых пятен в соответствии с тем, что наблюдатель решил распознать. Этот же точно процесс включается, например, в известном психологическом тесте, когда субъекту предлагается распознать что-нибудь осмысленное в кляксе на сложенной вдвое бумаге. Субъект выбирает образы в соответствии со своим внутренним предпочтением.

После того, как "скелет" образа выстроен, происходит "наложение" на него цветовой гаммы, характеристик яркости и интенсивности, в соответствии с яркостью/интенсивностью исходных вспышек.

Таким образом мы зрим.

2) Слух:

Если внутренний диалог остановлен и полное внимание перенесено в звуковое поле, то через некоторое время можно заметить, что то, что мы распознаем как звуки (по определению - колебания воздуха) на самом деле не имеет ничего общего с колебаниями и воздухом, а являются прямым воздействием извне на область живота наблюдателя. Здесь нужно отметить, что в отличии от зрительного восприятия, которое является относительно более "мягким", посколку проходит через буферы проекции на стенки кокона и механизм интерпретации, "звуковое" воздействие происходит непосредственно на просвет, горизонтальную щель кокона.

Проявляется это так, что из внешнего для наблюдателя возмущения пространства импульсным образом эманируют одно или несколько волокон, достигающих области просвета наблюдателя. Поскольку воздействия на просвет довольно опасны для целостности кокона и болезненны, то видимо поэтому степень внимания, уделяемого слуховому восприятию у людей весьма занижена, приглушена, по отношению, например, к зрительному.

Это - что касается восприятия реальных воздействий. Если же обратить внимание на сам внутренний диалог, то тоже можно заметить любопытные особенности процесса.

Самого по себе, отдельного и независимого от всего, внутреннего диалога не существует. Есть некий диапазон, на который мы почему-то настроены, по которому на кокон производится постоянное, не останавливающееся воздействие. Фактически, если сосредоточиться и вычленить этот диапазон, то можно сравнить это воздействие с ШУМОМ, наподобие БЛУЖДАЮЩЕГО радиошума, который мы можем слышать на ненастроенном радиоприемнике.

Включающийся интерпретационный механизм сначала описанным выше способом достраивает абстрактные, не имеющие смысла "звуки" до имеющих оный, до готовых, полноценных слов или просто природных шумов, таких как звуки автомобилей, шум прибоя, вертолета, ветра, голоса людей и пр. Затем включаются процессы достраивания звукового образа до полноценной, имеющей смысл сцены, ум включается в процесс "развития" и обмусоливания выбранного сюжета, в то время как восприятие ШУМА уже приостановлено.

Таким образом: воспринимающие существа воспринимают неподдающуюся и не имеющую интерпретаций вселенную прямым образом. Но ПЕРЕОДИЧЕСКИМ образом включающийся механизм интерпретации и переведения восприятия в смысловой диапазон перекрывает прямое восприятие и переводит наличную энергию внимания в процесс построения образов - до тех пор, пока не "опишет" и не переварит полностью полученный извне и зафиксированный на время описания мгновенный "снимок" реальности.

Перевод абстрактных внешних абстрактных воздействий в область знакомого производится методом наложения готовых образно-смысловых шаблонов ПОВЕРХ воспринятого.

Дальнейшее восприятие и принятие решений наблюдателем производится уже ТОЛЬКО на основе построенной и зафиксированной картины мира, абстрактная непрерывная реальность полностью игнорируется. Перцептивный процесс у человека в таких условиях является детерминированным, полностью обусловленным прединсталлированным набором интерпретаций, постоянно отстающим на миг от непрерывно протекающей реальности: мы все время вспоминаем ее, обдумываем момент, который уже прошел.

Единственным способом возвращения к непосредсвенному, непрерывному и необусловленному наблюдению реальности, как внешней так и внутренней, является полный отказ от механизма интерпретации как способа восприятия.

Необходимым и достаточным условием для этого может должно стать моментальное продолженное прекращение внутреннего диалога.

****************************************

"Take time to be free!"

Intent!

-------------------------

Published by Transcedental Skamejka, RIML, 1997.

Источник: из архива "Трансцендентальной скамейки".

Подпись автора

The Power of Silence