Хронология Голубого Лазутчика. Часть II. [1993]

1993 - Издательство Harper Collins публикует книгу Кастанеды "Искусство Сновидения" [7 глава носит название "Голубой Лазутчик"].

Первое короткое упоминание о "лазутчиках" появилось в книге " Внутренний Огонь", где говорилось о том, что союзники - "замечательные лазутчики". В истории освобождения Голубого Лазутчика из мира неорганических существ концепция использования лазутчиков в "сновидении" изложена подробно. Впервые дон Хуан описал их Кастанеде как "поток чужеродной энергии", проникающий в наши сновидения.

Лазутчики представляют собой объекты, генерирующие энергию, и древние маги использовали их в качестве "транспортного средства" для перемещения в миры неорганических существ.

Дон Хуан особо предупредил Кастанеду, что следование за лазутчиками в неорганические миры чрезвычайно опасно, приведя пример нагваля Элиаса и его возлюбленной Амалии, которые были телесно перенесены в неорганический мир "мощным лазутчиком", которого нагваль Розендо использовал для помещения этой пары во второе внимание. Дон Хуан рассказал Кастанеде, что Розендо "находясь в сновидении, вызвал лазутчика из неорганической реальности, вслух объявив свое намерение сделать это, а затем также вслух выразил намерение передать этому лазутчику своих учеников."

Говоря о "вторых вратах сновидения", дон Хуан объяснил Кастанеде, что достичь и пересечь их можно только тогда, когда сновидящий овладевает способностью распознавать чужеродную энергию лазутчиков и следовать за ней. Дон Хуан также сказал ему, что "пробуждение в позиции сновидения или смена сцен сновидения - это прием, изобретенный древними магами, способствующий обучению сновидящего распознавать лазутчика и идти за ним, а нахождение рук во сне - это прием для овладения "вниманием сновидения".

Находясь в сновидении, Кастанеда начал следовать за лазутчиками, и вскоре был приведен одним из них в мир "бесчисленных туннелей", где столкнулся с различными темными сущностями, имевшими шарообразную и колоколообразную форму, а также волнистую форму огромного пламени свечи. В конце концов, голос "эмиссара сновидения" объяснил ему, что это "мир теней", в котором присутствуют три типа неорганических существ: неподвижные туннели, подвижные тени и третий, загадочный тип, для восприятия которого требуется очень много энергии, поэтому "наши гости видят их лишь тогда, когда они принимают решение остаться здесь, с нами."

Эмиссар сказал Кастанеде, что если тот захочет остаться, все, что он должен сделать, это громко объявить о своем намерении, так как "все, что произносится вслух в этом мире - необратимо." Кастанеда заподозрил, что его хитростью заманивают в ловушку, однако голос сказал ему: "Я не могу лгать, потому что ложь - это то, чего нет... Я могу говорить лишь о том, что есть. В моем мире существует только намерение; за ложью не стоит никакого намерения, следовательно, ложь невозможна." Когда Кастанеда подумал про себя, что "даже за ложью может стоять намерение", эмиссар возразил ему, сказав, что "за ложью может стоять умысел, который не является намерением".

Во время одного из следующих визитов в этот мир Кастанеда какое-то время скользил по туннелям, а затем задержался в туннеле, который каким-то образом казался больше остальных. "Мое внимание сновидения было поглощено размерами и структурой этого туннеля, оно было словно приковано к нему, как бы я ни поворачивался.

Затем мое внимание сновидения сфокусировалось на скоплении энергии размером чуть больше, чем теневые существа. Оно было голубым, цвета центра пламени свечи." Кастанеда вдруг понял, что это существо не принадлежит миру теней, а является пришельцем, и он был настолько поглощен его восприятием, что "перестал обращать внимание на теневого лазутчика, который подавал ему сигнал, что настало время уходить." Внезапно какая-то неодолимая сила заставила меня повернуться, и я оказался прямо напротив голубого призрака. Пока я рассматривал его, он принял форму человека, очень маленького, тонкого и хрупкого, почти прозрачного."

Кастанеда попытался определить пол человека, спросить об этом эмиссара, а затем поговорить с существом, но ничего не удалось. Он почувствовал, что между ними возник некий барьер, который он не мог преодолеть, а затем у него возникло странное ощущение: "Я даже почувствовал эйфорию, потому что вдруг понял, что лазутчик, наконец-то, показал мне человеческое существо, решившее остаться в этом мире. Огорчало лишь то, что мы не могли общаться, оттого, может быть, что пришелец был древним магом, и нас разделяла пропасть времени."

"Чем больше становилось мое ликование и любопытство, тем тяжелее я становился, и, в конце концов, в какой-то момент я стал настолько тяжел, что вернулся в сое тело и в знакомый мне мир." Кастанеда оказался на территории Университета, на лужайке, среди игроков в гольф. "Напротив меня одновременно со мной материализовался человек.

Какое-то мгновение мы смотрели друг на друга. Это была девочка, и на вид ей было лет шесть или семь. Мне показалось, что где-то я ее уже видел. Моя эйфория и любопытство возросли настолько, что произвели обратный эффект. Я снова стал легким, и в следующий момент я снова был сгустком энергии в мире неорганических существ. Тут же ко мне приблизился теневой лазутчик и быстро вытолкнул меня вон."

Кастанеда проснулся с чувством сильнейшего беспокойства, и следующие два дня в основном занимался тем, что пытался разобраться, что же произошло. "Через несколько дней мной стала овладевать странная и смутная догадка, которая быстро переросла в уверенность. У меня не было никаких сомнений в том, что голубое скопление энергии было пленником неорганического мира."

Кастанеда бросил все дела и отправился в Мексику проконсультироваться с доном Хуаном. Кастанеда описал ему свои опыты сновидения и тот эмоциональный шок, который он испытал, когда увидел девочку. Дон Хуан посоветовал ему не придавать этому эпизоду значения и относиться к нему как к вульгарной попытке со стороны неорганических существ удовлетворить фантазии клиента, заметив при этом, что "если чересчур увлекаться сновидением, оно станет тем, чем было для древних магов: источником бесконечного самопотакания."

Дон Хуан высказал подозрение, что неорганические существа хитростью пытаются заполучить Кастанеду себе, как они проделали это однажды с нагвалем Розендо. Когда Кастанеда заявил, что не сомневается в существовании девочки, дон Хуан резко оборвал его: "Никакой девочки нет. Этот голубой сгусток энергии - лазутчик. Исследователь, захваченный миром неорганических существ." По мнению дона Хуана "этот голубой энергетический сгусток принадлежит реальности, полностью отличной от нашей, это лазутчик, попавший в ловушку, как муха в паутину."

Перед отъездом домой Кастанеда все-таки решил обсудить все, что он видел в мире теней, с Кэрол Тиггс, несмотря на то, что дон Хуан советовал никому об этом не рассказывать. "Ее интерес был огромным, и она абсолютно все поняла, поскольку была в точности такой, как я. Дон Хуан был весьма раздосадован тем, что я поделился с ней своими проблемами."

Во время следующей "сессии сновидения" Кастанеда вновь оказался в мире теней, и его внимание сновидения неотвратимым образом оказалось сосредоточенным на голубом скоплении энергии. "За считанные секунды я оказался рядом с ним ... Внезапно голубая шарообразная форма превратилась в девочку! Она вытянула свою тонкую, нежную и длинную шею и едва слышно прошептала: "Помоги!.." Во мне все замерло, я был пронизан искренним сочувствием." Когда он понял, что чувства, которые он испытывает, являются чувствами физического тела, спящего в постели, теневые существа тут же разбежались, оставив его наедине с девочкой. "Я смотрел на нее, и меня не оставляла уверенность, что я ее знаю.

Она шаталась, словно находится на грани обморока. Волна безграничной привязанности к ней затопила меня." Кастанеда попытался передать ей свои мысли, но ничего не вышло, так как этому препятствовала какая-то энергетическая мембрана, которую он не мог прорвать. "Девочка как будто поняла, что со мной происходит, и сама мысленно обратилась ко мне. По сути, она сказала то же самое, что уже говорил дон Хуан: она - лазутчик, пойманный в сети этого мира. Она сказала также, что приняла форму девочки, потому что эта форма знакома и мне, и ей, и что она нуждается в моей помощи не меньше, чем я в ее.

Кастанеда попытался передать ей, что у него нет никакой возможности оказать ей какую-либо помощь, и она, казалось, поняла это: "Она молча смотрела на меня, и в ее горящем взгляде была мольба о помощи. Она даже улыбнулась, как бы давая мне понять, что только я могу решать, освобождать ее из плена или нет. Когда я мысленно сообщил ей, что совершенно на это не способен, она приняла образ истеричного ребенка, находящегося в припадке отчаяния. Я предпринимал яростные попытки заговорить с ней. Девочка действительно плакала, как плачут дети ее возраста от безысходности и страха."

Кастанеда бросился к девочке, но его "энергетическая масса" прошла сквозь нее. Он предпринял несколько попыток "поднять ее и унести с собой", но вскоре выдохся. Он опасался, что его внимание сновидения вот-вот иссякнет, что ему, возможно, больше никогда не удастся вернуться в эту часть неорганического мира, и что этот его визит сюда может оказаться последним, "итоговым визитом". "И тогда я сделал нечто немыслимое. Прежде чем мое внимание сновидения рассеялось, я громко закричал, ясно выразив намерение соединить свою энергию с энергией плененного лазутчика и освободить его."

В главе "Голубой Лазутчик" Кастанеда просыпается после "совершенно абсурдного сновидения", в котором Кэрол Тиггс, дон Хуан и члены его партии пытались вытащить его из мира желтого тумана, и с удивлением обнаруживает, что лежит в постели в доме дона Хуана. [В книге "Дар Орла" Кастанеда рассказывает, как ла Горда и "женщина-нагваль" спасли его, вытащив из-за стены тумана, когда он полностью исчерпал свою энергию.

В "Искусстве Сновидения" все происходит несколько по-другому, поэтому трудно сказать, описывается ли тот же самый случай, или же Кастанеда просто развивает ту же тему.] Пока Кастанеда приходил в себя, большинство членов группы дона Хуана избегали с ним физического контакта. Они сказали ему, что никогда не были в мире теней, а многие вообще о нем никогда не слышали.

Заботу о Кастанеде взяла на себя Старая Флоринда, которая объяснила ему, что он полностью растратил энергию в мире неорганических существ, и теперь у него новая энергия, и эта энергия у большинства из них вызывает опасение. Она сказала также, что он вступил в схватку с "искусными манипуляторами", неорганическими существами, и каким-то образом выдержал их "смертельный удар".

Дон Хуан был согласен с таким заключением. Он сказал: "Неорганические существа захватили тебя целиком. Сначала, когда ты следовал за одним из их лазутчиков, они переместили в свой мир твое энергетическое тело, ну а затем они овладели и твоим физическим телом ... Причина твоей так называемой болезни заключается в том, что неорганические существа выкачали из тебя энергию и накачали своей. Вообще, этого достаточно, чтобы убить любого. Но, как у Нагваля, у тебя есть дополнительная энергия, и это спасло тебя."

Он объяснил также, что "если смотреть на неорганический мир из позиции физического тела, он выглядит как мир желтого тумана... И когда ты считал, что видишь бессвязный сон [имеется в виду сон, где Кэрол Тиггс и другие вытаскивали его], на самом деле ты впервые смотрел на объекты неорганической реальности физическими глазами. Как это ни покажется тебе странным, для нас это тоже было впервые. Мы знали об этом тумане лишь из магических историй, а не из собственного опыта."

В течение четырехнедельного восстановительного периода, Кастанеда испытывал странное влечение "к кому-то, мне не известному." К концу четвертой недели он, вроде бы, совершенно оправился. Однажды он прилег вздремнуть после завтрака, однако "странное давление на виски заставило меня открыть глаза. В ногах моей кровати стояла девочка из мира неорганических существ и пристально смотрела на меня своими голубыми и холодными, как сталь, глазами." Кастанеда с криком соскочил с кровати, и на этот крик в комнату вбежали три воина партии дона Хуана.

"Они с ужасом наблюдали, как девочка подошла ко мне и остановилась у границы моей светимости. Бесконечно долгое время мы смотрели друг на друга ... В этот момент в комнату вошел дон Хуан. Девочка и дон Хуан взглянули друг другу в глаза. Не сказав ни слова, дон Хуан повернулся и вышел из комнаты. Девочка выскользнула вслед за ним."

Среди соратников дона Хуана возникла настоящая суматоха, так как все они видели, как вслед за доном Хуаном из комнаты вышла девочка. Кастанеда почувствовал, что вот-вот взорвется или упадет в обморок: "Появление девочки было как удар в солнечное сплетение. Ее сходство с моим отцом было поразительным. На меня накатила волна сентиментальности.

Пока я пытался разобраться в смысле всего происходящего, мне по-настоящему стало плохо." Когда дон Хуан в сопровождении своих взволнованных компаньонов вернулся в комнату, Кастанеда уже немного пришел в себя. "Главным образом всех интересовало одно: было ли схожим их восприятие внешнего вида лазутчика.

Каждый из них подтвердил, что видел девочку шести или семи лет, очень тоненькую, по-детски угловатую, с приятными чертами лица. Они также согласились, что взгляд ее серо-голубых глаз был переполнен невысказанными чувствами. По общему мнению, ее взгляд выражал благодарность и преданность." Кастанеда подтвердил, что видел то же самое. "Ее глаза были настолько яркими и всепоглощающими, что вызывали во мне чувство, близкое к физической боли."

Затем среди соратников дона Хуана завязалась дискуссия вокруг того, какой смысл имеет это событие. "Все согласились, что этот лазутчик представляет собой часть чужеродной энергии, просочившейся через барьер, отделяющий второе внимание от внимания повседневного мира. Было объявлено, что раз все они, не находясь при этом в состоянии сновидения, видели чужую энергию, принявшую образ человеческого ребенка, значит этот ребенок - живое существо."

В магических историях их линии такого рода случаев не описывалось, хотя дон Хуан считал, что подобное просачивание "происходит постоянно, но вот таким явным, силовым способом - это произошло впервые." Дон Хуан сказал Кастанеде, что ловушка, в которую он угодил, была создана специально для него, и что неорганические существа "воспользовались твоим врожденным отвращением к несвободе."

Затем дон Хуан объяснил, что когда Кастанеда слил свою энергию с энергией лазутчика, он фактически перестал существовать. Все его физическое существо было перенесено в мир неорганических существ, и если бы не этот лазутчик, который привел дона Хуана и его соратников к Кастанеде, Кастанеда либо умер бы, либо затерялся в том мире навсегда.

На вопрос Кастанеды о том, что заставило лазутчика обратиться к ним за помощью, дон Хуан ответил: "Лазутчик - это живое существо из другой реальности. Теперь - это девочка, и вот эта девочка мне сказала, что для того, чтобы разорвать путы, которые связывали ее в мире неорганических существ, ей пришлось воспользоваться всей твоей энергией. Теперь эта энергия составляет ее человеческую суть. Ко мне ее привело что-то вроде чувства благодарности. Как только я ее увидел, я сразу понял, что ты обречен."

Затем дон Хуан рассказал Кастанеде, как он, Кэрол Тиггс и группа его соратников отправились в мир неорганических существ и вытащили его оттуда. Он сказал, что из этого опыта каждый вынес нечто бесценное: "Ты и Кэрол Тиггс заполучили лазутчика. Мы же узнали, что если собрать все наше физическое существо и поместить его в энергетическое тело, мы целиком превращаемся в энергию." На обычный вопрос Кастанеды: "Каким образом вы все это проделали, дон Хуан?", тот ответил: "Мы все одновременно сместили наши точки сборки.

Дальше сработало наше безупречное намерение спасти тебя. В мгновение ока лазутчик доставил нас туда, где ты находился, уже почти мертвый, и Кэрол Тиггс вытащила тебя." И еще дон Хуан сообщил ему: "Ты освободил лазутчика, но за это поплатился своей жизнью. Но хуже всего то, что ты пожертвовал своей свободой. Неорганические существа обменяли лазутчика на тебя."

На вопрос своих соратников о том, что теперь делать с этим лазутчиком, дон Хуан ответил: "Это очень серьезная проблема, и решать ее придется вот этому Нагвалю ... Только он и Кэрол Тиггс могут дать ему свободу." Когда Кастанеда спросил, каким образом они могут это сделать, дон Хуан с усмешкой посоветовал ему "обратиться к эмиссару": "Ты же знаешь, неорганические существа не могут лгать." Позже эмиссар сновидения сообщил Кастанеде, что он и Кэрол Тиггс должны предпринять для освобождения лазутчика, однако больше об этом в книге ничего не говорится.

В дальнейшем, рассказывая Кастанеде о "третьих вратах сновидения", дон Хуан сказал: "Все лазутчики, которых ты до сих пор встречал, кроме голубого лазутчика, принадлежат миру неорганических существ." И еще он сказал, что чем "кипучее" энергия лазутчика, тем отдаленнее мир, откуда он пришел. "Кипение" энергии лазутчиков, принадлежащих неорганической реальности, среднее.

Кастанеда поинтересовался, что собой представляет голубой лазутчик, если его сравнить с другими лазутчиками, включая и тех, что приходят из очень отдаленных миров и принимают образ наших родителей или друзей. Дон Хуан объяснил: "Энергия голубого лазутчика не кипит ... Подобно нашей, она слегка колышется, однако она не белая, как у нас, а голубая. В нашем мире голубой энергии в естественном состоянии нет."

23-25 июля 1993 - В Аризоне (Rim Institute) состоялся первый семинар, который провели Флоринда, Тайша, Кэрол и Чакмулы.

Флоринда обронила, что Голубой Лазутчик - дочь Кэрол Тиггс, в то время как ее, Флоринды, дочь - Оранжевый Лазутчик. Аудитория тут же разразилась вопросами о сексе и энергетических дырах. Флоринда ответила, что женщина-маг запросто может вызвать деление одной из своих яйцеклеток "усилием воли", и что обычно воин не имеет никакого желания делать это, так как в результате возникают огромные "энергетические дыры".

Что же касается лазутчиков, то, как заявила Флоринда, они располагают собственной энергией, но не имеют тела, поэтому могут быть зачаты и рождены безо всякого секса или появления у матери "дыры". Вопрос о лазутчиках позже был задан и Кэрол. Она не стала развивать высказывание Флоринды о партеногенезе, а просто подошла к краю сцены, повернулась на манер модели и спросила: "Видны какие-нибудь дыры"?

В 4 выпуске интернет-издания Nagualist цитируется высказывание Кэрол о том, что когда Кастанеда сажал растения силы, подаренные ему Висенте, и появившиеся союзники попросили подвезти их, она была рядом с ним. (Это, возможно, как-то объясняет, почему глава о подробном появлении трех союзников, прочитанная Нури на семинаре в Лонг Бич в феврале 1997 года, была, в конечном счете, изъята из опубликованной версии "Активной Стороны Бесконечности".)

14-17 октября 1993 - Ведьмы появляются на четырехдневном семинаре в Мауи (Akahi Farms). Кэрол сообщила, что Голубому Лазутчику в УКЛА присуждена докторская степень.