Хронология Флоринды Доннер-Грау. Часть III [1985 - 1990]

(?) 4 июля 1985 - Ла Горда, будто бы, умирает от аневризмы сосудов головного мозга в Вествуде, резиденции, которую занимает Кастанеда и Ведьмы. [На Воскресной встрече в декабре 1995 года Кастанеда сообщает точную дату и время смерти - 4 июля в 4 часа пополудни. Недавний просмотр свидетельств о смерти женщин, выписанных в округе Лос-Анджелес в тот период, не выявил ничего, что совпадало бы с этой датой и временем.]

Когда это произошло, Кастанеда, Тайша и Флоринда находились в резиденции, и в последствии от них не раз можно было услышать, что причиной смерти ла Горды стал "эгоизм". На семинаре в 1993 году было сказано, что ла Горда "устала дожидаться Карлоса, и попыталась совершить прыжок своими силами. В результате она умерла, и мы ее похоронили".

(Дж. Стоукер вспоминает, как Флоринда, описывая смерть ла Горды, рассказала, что ла Горда пришла к выводу, что если она объединится с Флориндой и Тайшой, у них вместе будет достаточно энергии, чтобы присоединиться к партии дона Хуана. Она схватила Тайшу и Флоринду за руки, чтобы объединиться с ними энергетически, но те начали отчаянно сопротивляться и, в конце концов, "вырвались на волю".

Ла Горда не ожидала такого противодействия, однако продолжала пытаться "уйти", несмотря на то, что борьба с Флориндой и Тайшой отняла у нее силы. Затем на их глазах ла Горда превратилась в труп старухи.) На Воскресной встрече 1995 года Кастанеда сказал: "Тайша, никогда не теряющая самообладания, сказала ла Горде "сменить программу", она даже ударила ее по уху, чтобы заставить "переключиться", однако ла Горда была уже во власти своей навязчивой идеи. Я и Флоринда находились "в полной прострации".

Кастанеда не мог понять, как маг "имевший такое развитое осознание, мог умереть такой смертью". "Теперь я знаю, что ла Горде так и не удалось разорвать тот энергетический пучок, который связывает точку сборки с местом фиксации человеческого "я"..." Также Кастанеда сказал, что "другая толстушка", Сесилия, после смерти ла Горды вынуждена была стать пациентом психиатрической лечебницы.

Кастанеда признал свою вину в том, что не увидел, что ла Горда одержима болезненным самомнением. Через некоторое время Кастанеда отправился в Мехико, где, как следует из его лекции в Мехико в 1996 году, он встретился женщинами, некогда связанными с доном Хуаном.

[8 июля 1985 - Сесилия Ивэнс, "она же Беверли Ивэнс", пишет заявление, в котором называет Анну-Марию Картер "моим опекуном, если Суд признает, что мне необходим опекун". В качестве доверенного лица просителя стоит подпись Регины Тал. Слушание назначено на 22 августа. Затем, судя по всему, перенесено на 19 сентября 1985 года. Других документов в деле No. P 700369 нет.]

1985 - После смерти ла Горды Старая Флоринда "загорается огнем изнутри" и исчезает. Вот выдержка из заметок, сделанных на семинаре в институте Omega (конец мая 1995 года):

Флоринда: "...Партия дона Хуана зажглась внутренним огнем, приняв форму пернатого змея, который сделал перед нами последний круг. Исчезли шестнадцать человек. Старая Флоринда ушла после смерти ла Горды. Мы за все были в ответе, и Старая Флоринда изругала нас последними словами за то, что мы позволили этому случиться". Старая Флоринда назвала их ни на что не способными и т.д. В общем, она приняла решение совершить прыжок в одиночку. "Напротив моего окна растет апельсиновое дерево, а на Старой Флоринде было белое платье и шляпа для защиты от солнца.

Я заметила, как за окном что-то блеснуло, и подумала сначала, что это Старая Флоринда, уходя, просто скрылась за деревом. Оказалось, нет, она просто внезапно исчезла, после чего по деревьям прошла странная вибрация, и цветы на ветках закачались. Старая Флоринда хотела, чтобы я ушла вместе с ней, но Кастанеда был категорически против, и поэтому держал меня подальше от нее".

1985(?) - Флоринда присутствует на бракосочетании Жака Барзаги [бывшего долгое время помощником губернатора Джерри Брауна] и там встречается с Селестой Фремон (автором интервью с Кастанедой, с которым она долго общалась в 1972 году; интервью было написано для журнала Seventeen Magazine и подписано именем Гвинет Кравенс; в последний раз Флоринда виделась с ней на вечеринке у Барзаги в 1982 году, куда она пришла вместе с Кастанедой).

Флоринда сообщила Селесте по секрету, что "все ученики находятся в ужасном волнении", рассказав затем, как "один из учителей-магов прямо на их глазах превратился в старика. Как портрет Дориана Грея. Что-то похожее иногда показывают в научно-фантастических фильмах, так что можешь себе представить, а мы видели все это своими глазами".

Флоринда сказала также, что Карлос очень болен и живет в Аризоне. "Мы не знаем, что делать, - сказала она. - Мы ждем, когда он возьмет на себя руководство. Но он и сам не знает, что делать, так что мы теперь просто ждем." [Из воспоминаний о Кастанеде Селесты Фремон, журнал L.A. Weekly, 3 июля 1998 года.]

3 октября 1985 - В Беверли Хиллз Кастанедой составлено 11-страничное завещание, по которому все его состояние наследуется поровну между Мэри Джоан Баркер, Региной Тал (Флориндой), Анна-Марией Картер и Нури Александер. Исполнителями завещания названы Барри Р. Уилк и Джером А. Вард. В этом завещании "однозначно и намеренно не упомянуты" Адриан Герритсен-младший (он же К. Дж. Кастанеда) и Мария дель Розарио ("Чаро") Петерс (очевидно, родная дочь Кастанеды от первого перуанского брака).

4 октября 1985 - Регина Маргарита Тал подает прошение об изменении своего имени на "Флоринду Доннер". В прошении она указывает, что родилась в Амберге, Германия, а в настоящее время проживает по адресу 11343 Missouri Ave; также в прошении говорится, что родителей ее, Рудольфа Тал и Каролины Клаусшнитцер уже нет в живых [неправда]. В качестве ближайших живых родственников она называет "сестру, Анну-Марию Картер", проживающую по адресу 10429 Eastborne Ave. Разрешение об изменении имени вступило в силу 22 ноября 1985 г. [C568735]

1985 - В издательстве Simon and Schuster выходит книга Флоринды "Сон Ведьмы" с предисловием Кастанеды. [Кастанеда пишет: "Работа Флоринды Доннер имеет для меня особое значение. Она согласуется с моими собственными работами, хотя и отличается от них. Флоринда Доннер - мой соратник. У нас общие цели, мы оба принадлежим миру дона Хуана Матуса...

Такая близость к Флоринде при любых других обстоятельствах скорее породила бы чувство доверия, а не желание жестко все проанализировать. Однако, согласно требованиям пути воина, которому мы оба следуем, доверие возможно лишь при условии повышенной требовательности к самим себе. Эта требовательность для нас означает тотальную проверку всего, что мы делаем.

Следуя учению дона Хуана, я, исходя из принципов поведения воина, провел тщательную проверку работы Флоринды Доннер. Я обнаружил три различных уровня, три сферы, требующих оценки. Во-первых, это множество подробностей, присутствующих в описаниях и в самом повествовании...

Мелочи повседневной жизни, являющиеся обычным культурным окружением для персонажей Доннер, нами воспринимаются как нечто совершенно необычное. Во-вторых, это мастерство изложения... В-третьих, это честность, простота и правдивость работы... Я не могу не выразить чувства восхищения и уважения воина Флоринде Доннер, которая в одиночку, невзирая ни на какие обстоятельства, сумела сохранить спокойствие, не сошла с пути воина и осталась верной учению дона Хуана".]

В авторском комментарии Флоринда поясняет: "В середине семидесятых я совершила путешествие в Миранду (северо-восточный штат в Венесуэле). В то время, тогда я была еще студенткой-антропологом и изучала целительские практики, я работала с одной целительницей. Уважая ее просьбу об анонимности, я дала ей имя Мерседес Перальта, а город, в котором она жила, получил название Курмина." Далее Флоринда сообщает, что в книге использована часть ее полевых ежедневных заметок, а также истории пациентов, отобранные самой Мерседес.

В первой главе кратко изложено знакомство Флоринды с доном Хуаном и "нагвализмом". Она объясняет, что эта книга - "не история о Нагвале . . . Писать о нем или даже упоминать его имя - не моя задача. В его группе есть другие, которые этим занимаются".

Затем она сообщает, что этот Нагваль "привез меня в Мексику на встречу со странной и поразительной женщиной", Флориндой Матус, и что это история "об одной из множества вещей, которые она я делала под ее влиянием". [Это отличается от того, что было изложено позже в "Жизни-В-Сновидении", где она написала, что встретилась с Нагвалем и Флориндой в один и тот же день, а на встречу с ними ее привела другая женщина, Делия Флорес.] . . .

Книга заканчивается тем, что, после долгого общения с Мерседес и различных приключений, Флоринда возвращается в Лос-Анджелес, а затем уезжает в Мексику, чтобы встретиться со Старой Флориндой. Старая Флоринда советует ей проверить, хватит ли накопленного Флориндой материала для написания диссертации.

Флоринда была убеждена, что на интеллектуальном уровне она вполне овладела системой интерпретаций Перальты и тем, как целители видят самих себя, однако "после расшифровки, перевода и анализа звукозаписей и дневников, я начала сомневаться в моем интеллектуальном мастерстве целителя". Она обнаруживает, что в ее записях слишком много несоответствий и противоречий, и что она не в состоянии восполнить недостающее.

По этому поводу Старая Флоринда цинично высказалась в том смысле, что Флоринде следует либо исказить факты, подогнав их под теоретическую базу, либо вообще забыть о диссертации.

Флоринда, отметив, что Старая Флоринда всегда советовала ей "смотреть на вещи глубже", решила последовать этому совету, применив его к ее истории с Мерседес - отставить в сторону академические пристрастия и создать документ о человеческих ценностях, о том, что "не только колдуны, но и обычные люди способны задействовать удивительные силы, чтобы изменить ход событий, течение собственной жизни или жизни других людей. Ход событий Мерседес называла "колесом случая"..." [По концепции и терминологии это удивительно напоминает то, что в конце своей литературной карьеры Кастанеда называл "колесом времени".]

1985 (или 86) - Кайли Ландал, будто бы, оказывает помощь Флоринде в художественной галерее города Осло, Норвегия (откуда Кайли, будто бы, родом), где Флоринду затошнило после того, как она "объелась французского шоколада в самолете". Годом позже Кайли, якобы, последовала за Флориндой в Лос-Анджелес, объявившись в офисе ее агента (из выступления Флоринды в "Омеге").

[В заявлении об изменении имени, поданном в 1989 году, Кайли сообщает, что родилась в Вебстере, штат Айова. В свидетельском заявлении от 30 октября 1997, поданном в связи с иском Кастанеды против Санчеса, Кайли сообщает, что "работает с Кастанедой с 1986 года", что в 1994 году она была принята на работу в "Toltec Artists", и что в 1993 году Кастанеда поручил ей надзор за соблюдением "авторских прав".]

1988 - Кармина Форт несколько раз встречается с Кастанедой и Флориндой Доннер (из статьи Кармины Форт "Conversationes con Carlos Castaneda", опубликованной в 1991 году в Мадриде).

[1990 - Публикация переработанной версии книги де Милля "Записки дона Хуана: продолжение полемики с Кастанедой". В одной из сносок говорится о похвальном высказывании Кастанеды о книге Флоринды "Шабоно" и о критике Ребекки де Холмс, нашедшей в книге признаки плагиата. Де Милль также сообщает, что у Флоринды и Кастанеды общие литературные агенты, и что в 1972 году они вместе учились на факультете антропологии, а в 1976 году в группу научных руководителей Флоринды "входили, видимо, профессора Прайс-Вильямс, Этгертон и Лангнес".]

1991 - В издательстве Harper San Francisco выходит книга Флоринды "Жизнь-В-Сновидении: посвящение в мир магов".