Заявление Виктора Санчеса

http://s6.uploads.ru/q0S9v.jpg

Victor Sanchez

Об иске Кастанеды против Bear & Company и Виктора Санчеса.

1) С самого начала в иске, направленном против Bear & Company, а заодно и Виктора Санчеса, речь шла об обложке книги, за которую отвечал только лишь издатель, но никак не автор. На самом деле, обложка мне совершенно не нравилась, потому что она была слишком "мультяшной", и потому что имя Кастанеды было крупнее, чем мое. Но дело в том, что обложку выбирает издатель, а не автор.

2) Обвинение, в котором упоминается мое имя, заключается в том, что я, "в сговоре с Bear & Company, создал обложку, которая наносит ущерб репутации Кастанеды и его бизнесу" (а я этого не делал).

3) Никаких претензий к содержанию книги не высказывается, так как в нем нет ничего незаконного или нечестного.

4) Так как я был обвинен в невыполнении в срок процессуальных действий, суд вынес неблагоприятное для меня решение. Друз убедила судью, что я не желаю реагировать на обвинение, потому что я мексиканец, которому наплевать на американское законодательство.

Истина же заключается в следующем:

a) Во-первых, я не отреагировал на обвинение по той причине, что автор обложки - мой издатель (Bear & Company). В издательстве мне сказали, что мне не нужно отвечать на иск, потому что они сами намерены уладить проблему с Друз. Вскоре Друз согласилась с тем, что Bear and Company выплатит компенсацию около $11.000. После этого соглашения издатель сообщил мне, что дело полностью улажено.

b) Через месяц выяснилось, что кто-то солгал. В этом соглашении мое имя не упоминалось, и мне в ближайшее время грозило обвинение в неявке в суд. В Нью-Мексико я нанял адвоката, который в течение нескольких месяцев вел переговоры с Друз, пытаясь урегулировать вопрос.

Требования Друз были абсурдными (например, я должен был заплатить за каждый семинар, который я провел в разных странах как до, так и после публикации книги; на название книги должен был быть наложен запрет; озвучивались и другие требования, ограничивающие мою свободу слова). При этом она твердила: "Не надо ходить в суд, мы сами обо всем договоримся", - и продолжала выдвигать неприемлемые условия.

c) Видя, что в намерения Друз не входит достижение взаимопонимания или урегулирования вопроса, я нанял адвоката в Лос-Анджелесе, который присутствовал на первом слушании, где произошло неслыханное: Друз убедила судью выдвинуть против меня обвинение в неявке в суд, и это несмотря на то, что мой адвокат сидел напротив нее!

Это было незаконно и выходило за всякие рамки даже в смысле допустимости действий судьи по своему усмотрению (человек, чей адвокат присутствует на первом же слушании, обвиняется в неявке в суд!). Одним из главных аргументов Друз было то, что она настоятельно советовала моему адвокату из Нью-Мексико дать ответ Калифорнийскому Суду, чтобы избежать обвинения в неявке, но мы ее не послушали. На самом же деле она сделала все возможное, чтобы убедить моего адвоката не реагировать на судебные постановления. Проще говоря, она нас подставила.

d) Судя по всему, Друз уговорила адвоката "Медведя" не включать меня в соглашение об урегулировании, сделав при этом так, чтобы сложилось впечатление, будто я в него включен. После этого она убедила моего адвоката не отвечать суду, а затем она же обвинила меня в безответственности. Результат?

Суд постановил, чтобы я выплатил $111.000 за то, чего я не делал (обложка-имитация), в то время как настоящий автор этой обложки выплатил компенсацию в $11.000. Получилось, что суд даже не выслушал моих возражений и доказательств того, что обвинение, выдвинутое против меня, ложное.

Я считаю, что проиграл по той лишь причине, что у Кастанеды и его адвоката много денег, и они знают, как манипулировать американским законодательством, чтобы заставить черное выглядеть белым, а белое - черным. (Смешно, что когда настал подходящий момент самопровозглашенному магу показать всю свою мощь, мы не увидели никаких там полетов или других невероятных феноменов, вместо это были простые мирские ухищрения, вроде использования денег и адвокатов для запугивания других...)

Те же ухищрения были применены и в отношении моей апелляции. Грустная сторона всего этого дела заключается в том, что я оказался должен Фонду Орла 111 кусков. Смешная же сторона состоит в том, что, несмотря на все подсчеты Cleargreen, я так и не стал миллионером. Я веду скромную жизнь, и у меня нет ни имущества, ни денег для выплаты такой суммы.

Так что, непонятно, каким образом они собираются получить деньги, ради которых было столько борьбы и столько лжи. (Недавно я узнал, что теперь они требуют 180 кусков, полагаю, они насчитали какие-то проценты. На самом деле, для меня не имеет значения, 110, 180 или миллион. Какая разница, если таких денег все равно нет?)

Это всего лишь краткое изложение длинной и запутанной истории, и у меня, конечно же, есть документы, доказывающие все это, но это еще не все.

5. Cleargreen обвиняет меня еще и в том, что я, объявив себя учеником Кастанеды, зарабатываю миллионы на его имени; при этом они распространяют слухи о раненых и погибших на моих семинарах. Все это неправда.

Невероятно, но у них еще хватает времени интересоваться моей сексуальной жизнью, обвиняя меня в совращении женщин (впрочем, это хорошо согласуется с их постоянной сексуальной озабоченностью).

По этому поводу я могу сказать лишь следующее:

a) Как и все, я веду сексуальную жизнь.

b) В своей работе к сексуальности и любви я подхожу с уважением.

c) Я никогда и ничего не заявлял против сексуальной жизни. Я никогда не прибегал ко лжи или разговорам о духовном сексе, чтобы кого-то там соблазнить. Вся их болтовня насчет секса - намеренное распространение сплетен.

d) В течение долгого времени в своих работах, на семинарах и конференциях я ясно выражал свое несогласие с их мрачными историями на тему секса: о дырах в энергетическом теле в результате появления детей, о вредоносности сексуальных связей между мужчиной и женщиной, после которых в теле женщины остаются черви, высасывающие энергию, и т.п. В общем, на эту тему между моими взглядами и взглядами Кастанеды, изложенными в его книгах и на семинарах Cleargreen, нет ничего общего.

О заявлении Франциско Брингаса.

Недавно я попросил Франциско Брингаса (когда он посещал мои семинары, ему было пятнадцать лет) объяснить его странное заявление по поводу моего поведения, которое было приобщено к тому известному судебному разбирательству. Он сказал: "Я совсем не то имел в виду. Мое заявление было искажено, и я не ожидал, что оно будет использовано таким образом.

То есть, когда они меня спросили, не выступлю ли я в суде в качестве свидетеля, я ответил - нет, я этого не сделаю." Тогда я спросил его, как они вообще получили это заявление, на что он ответил: "Они распространили анкеты среди посетителей семинаров по Тансегрити, это сотни людей. В этой анкете спрашивалось, посещали ли вы семинары Виктора Санчеса, и не желаете ли вы написать на него заявление." (Интересно, так много людей работали со мной и затем посещали семинары по Тансегрити, и так мало нашлось желающих писать заявление.)

Наконец, когда я поинтересовался, зачем он принял участие в этом обмане, он ответил: "Это была глупая ошибка глупого мальчишки. В то время я безгранично доверял им. Они убедили меня, что вы вредите Кастанеде, зарабатывая на его имени миллионы. Я им поверил, и поэтому согласился. Но мне и в голову не приходило, что все так далеко зайдет. Я очень сожалею". Он добавил, что собирается написать письмо в Sustained Action. Посмотрим, придет ли это письмо...

И, наконец, о моей работе.

1. Моя работа основывается на моем опыте общения с уцелевшими аборигенами-толтеками и целью ее является создание мостика между практическим шаманизмом и людьми современных городов. Мои изыскания я называю "анти-антропологией".

2. Я никогда не представлялся учеником Кастанеды. Я никогда не встречался с ним один на один, я лишь присутствовал на встречах, которые он устраивал в Мехико много лет назад, когда группы Cleargreen не было еще и в помине.

(В то время они говорили, что "движениям их научил один китайский учитель" [очевидно, Говард Ли], чуть позже Кастанеда подкорректировал историю, согласно которой движениям их научил в сновидении некий китайский нагваль из 16 века. В конце концов, история была переделана снова, и тем, кто обучал движениям, оказался дон Хуан.) Во время моей первой встречи с Карлосом Кастанедой, Флоринда (в те годы ее звали Джиной) предложила мне присоединиться к ним и переехать в Лос-Анжелес.

Я сказал ей, что восхищен книгами Кастанеды, однако, спасибо, но у меня свой путь. Мне не нужен был учитель, гуру, шаман или нагваль, так как я уже пребывал в рамках иной традиции, связанной с уцелевшими индейцами-толтеками Мексики. (Я знаю, что Кастанеда отрицает, что встречался со мной, но ведь это было в присутствии многих людей. Встречались мы в доме его друга по имени Carlos Ortiz de la Huerta, на Sierra Bacatete справа от "Lomas de Chapultepec".

И, если мне не изменяет память, было это в 1983 году. На встрече присутствовало человек восемнадцать-двадцать. Встреча длилась с семи вечера до четырех утра, и Кастанеда ответил на все мои вопросы. Остальные встречи происходили в другом месте. Это, разумеется, не означает, что у нас сложились какие-то личные отношения, или отношения типа "учитель-ученик". Я никогда не строил иллюзий на этот счет.)

3. Кроме прочего, своей работой я хочу показать, что пытаться обрести свободу, следуя "просвещенной" личности, это верный путь к психологической зависимости, крушению надежд и культу личности. У толтеков есть базисный принцип овладения знанием.

Он обозначается словом nimomashtic, что значит "самообучение". Фигура нагваля, духовного лидера, который ведет других к свободе или в другой мир, это образ, придуманный в Калифорнии. Это не имеет ничего общего с толтекскими или другими индейскими традициями, существующими в Мексике. Так же я отношусь и к Тансегрити. В нашей истории не прослеживается ничего аналогичного.

4. Я убежден, что существуют безопасные способы достижения людьми других реальностей или состояний осознания (это могут быть шаманские практики, полученные из надежных источников в результате серьезных изысканий). Просвещенные учителя типа западных псевдо-шаманов и самозваных нагвалей - это преграда на пути к знанию.

Заключение.

Я знал двух Кастанед. Первый - это тот, которого я воображал себе, зачитываясь его первыми книгами. Этот Кастанеда навсегда останется в моем сердце.

Второй - это делец с принципом "все для прибыли", провозгласивший себя Нагвалем, затевающий судебные тяжбы для защиты своего бизнеса, самолично установивший монополию на уникальный шанс к свободе по всей планете, "непревзойденный оратор" - с этим Кастанедой я не хочу иметь ничего общего.

Общение с первым Кастанедой было радостным, а со вторым - совсем печальным, и мне кажется, что эта история научила меня тому, чем я могу поделиться с другими - надо спасать все, что есть в нас хорошего и избавляться от всего дерьмового.

Наверное, в каждом из нас присутствуют две половины - светлая и темная. Если мы это осознаем, мы избавимся от навязчивого желания встретить какого-нибудь просвещенного непревзойденного учителя, который во всем направлял бы нас, и начнем сами отвечать за свой выбор, улучшая и акцентируя внимание на нашей светлой половине.

Victor Sanchez