Дом Танцев, Санта-Моника, суббота 26 мая, 1996 год

Ричард Дженнингс. Суббота, 26-ое мая, 1996, Зал Танцев (Dance Home), Санта-Моника (1-3 PM PDT)

(Присутствовали Кайли, Талиа, Рени, Найи, Эрин, Дэриен, Эллис, Грант и Филипп (ранее Брэндон). На большинстве трэкеров энергии, за исключением Кайли, были надеты янтарные бусы).

Кастанеда начал, сказав, что группа "выглядит хорошо". Он сообщил, что в течение нескольких предыдущих дней "тратил время" с "человеком, не только прочитавшим все мои книги много раз, но и фактически выучившим их наизусть". Этот человек поправлял Кастанеду, когда тот делал утверждения, отличные от тех, что были в книгах. Кастанеда пошутил: "Я и не знал насколько я пал" в сравнении с "чистыми" объяснениями, приведенными в книгах, "особенно в первых трех", если верить этому парню.

Парень сказал Кастанеде, что тот ушел в сторону от этих "корректных утверждений" из начальных книг в его последующих книгах, причем даже сильнее, чем в его теперешних "противоречащих" утверждениях. Кастанеда спросил парня, считает ли он, что Кастанеда "должен перепросматривать". Тот ответил: "Да, начиная с 75-го года. Нет, я думаю, Вам можно начать с 78-го". Кастанеда покорно ответил: "начну с утра".

Кастанеда сказал нам, что он делал то же самое, общаясь с доном Хуаном, и указывая ему на противоречия. Дон Хуан отвечал, что "это не имеет значения; единственно важной вещью является обещание мага". Дон Хуан говорил, что большинство людей ужасно озабочены словами и несоответствиями, в то время как их собственные слова не значат ничего. "Им необходимо, чтобы все было записано", как будто есть какая-то разница. "Для магов, их обещание и слово являются тем, что имеет значение. Они не могут изменить обещание", сказал Кастанеда.

Кастанеда подробно остановился на теме секса и чувственности. Парень, с которым он разговаривал на прошлой неделе, сказал, что Кастанеда выражался "гораздо яснее на эту тему в книгах". Кастанеда повторил, что сам он был "продуктом скучного совокупления", и прошел через забавное объяснение относительно того, как это происходит; когда есть настоящее возбуждение, сперма вылетает, и "направлена она против часовой стрелки". Затем он изобразил сперму, от которой рождается "продукт скучного совокупления" – как один из них приближается к яйцеклетке, а затем падает - и сказал, что это похоже на то, как так те из нас, кто является результатом такой усталой спермы, продолжают существовать. Он прокомментировал, что Хулиан и "Большая Флоринда" - "не являлись продуктом скучного совокупления" - и обладали "энергией, которую можно сжигать". Хулиан, сказал он, "трахал целые города и даже больше!" Но "это не означает, что Хулиан был распущенным, он был лишь неистовым" - шутя, пояснил Кастанеда.

Кастанеда напомнил нам об энергетической конфигурации мужчин, имеющей форму лебединой шеи, и о том, как легко она может быть разрушена. Он рассказал нам еще раз о мужчине, который прочел все книги Кастанеды, а когда он женился, то попытался "запрограммировать" время на еду и отдых для себя самого и своей новой жены, с помощью компьютера. Он работал над этим год или около того, пока его жена неожиданно не заявила, что "она удалила внутриматочную спираль" и хочет ребенка, "и немедленно!" Он описал, как они занимались сексом в течение "пятнадцати минут... получаса... двух часов", пока они окончательно не "вспотели и обессилели", и что у мужчины все еще была эрекция и он никак не мог закончить. Он объяснил, что мужчина так боялся "потерять свое острие", что не хотел эякулировать, и каким-то образом оказался "парализованным" в состоянии постоянной эрекции. Это похоже на случай с парнем, о котором Кастанеда упоминал на другой сессии, которому приходилось "скрывать, что у него эрекция с помощью пальто". Кастанеда сказал, что этого мужчину пришлось возить по клиникам под конец дня и что "врач был вынужден сделать укол" чтобы у того прекратилась эрекция. В результате, у мужчины исчезла "лебединая шея"; его конфигурация мужской энергии ушла "очень далеко".

Женщина обладает "хорошей, плотной трубкой", а не "смешной, тонкой штучкой, как мужчина", но, несмотря на это, часть ее в большинстве случаев удалена. Если она не была разрушена или из нее не была удалена часть, то она выглядит для магов выступающей немного наружу светящегося яйца, "чего не может быть", заявил Кастанеда. Он объяснил, что "из ее окончания исходит свечение", из-за которого она и кажется выступающей вовне. Дон Хуан спрашивал Кастанеду, почему у столь многих женщин эта часть (которая, как он объяснил, была индикатором фригидности) удалена. Кастанеда спекулировал относительно того, что, возможно, летуны "обладали каким-то приспособлением", с помощью которого забирали эту часть. Он также упомянул, что разрушенная мужская конфигурация - лебединая шея - может быть выращена снова, но на это "требуется время и энергия". Он также сказал, что когда маги видят часть, которая у женщин разрушена, это выглядит, как будто она была "откушена" или "оторвана" в месте разрыва.

Кастанеда заметил, что священники утверждают, что они совершенно целомудренны, "но когда никто не видит, они матрурбируют". Он указал, что существует способ использования этой энергии, не связанный с "порнографией". Он сказал, что мы должны использовать эту энергию, чтобы "сдвинуть точку фиксации", которая обычно находится на уровне пальцев ног, "немного в сторону или вперед, к одному из 600 завершенных миров", которые, как считают маги, доступны в пределах нашей светящейся сферы.

Кастанеда сказал нам, что он видел "движение", и что это было фактором, удерживающим его здесь. Он заявил, что был "уже ушедшим", но сумел "добыть время" чтобы быть среди нас. "Зачем совершать прыжок, только ради меня самого и нескольких других? Это жалко", прокомментировал он. Если бы они могли "разделить это" с большим числом людей и заставить нас сдвинуться, "это было бы здорово!"

Кастанеда сказал нам "если Вы ночью видите тень приблизительно на уровне глаз", то это вероятно энергетическое тело, так как оно "немного компактнее" наших физических тел. Или "вы можете почувствовать, как оно приближается к спине, так как оно крепится там. Когда Вы чувствуете энергетическое тело на спине, то можете ощущать большое количество энергии, и испытывать стремление прыгать и действовать", объяснил Кастанеда.

Когда дон Хуан видел его энергетическое тело, он отметил, что оно было, "пугающим как 'un Friar sin cabeza' (лысый монах)". Кастанеда сказал нам, "Вы чувствуете его костным мозгом". Если оно приходит посмотреть на нас, то "это еще более пугающе". Это однажды случилось с доном Хуаном и "напугало его до смерти". Или же мы можем слышать голос, достигающий нас, который очень быстро говорит: "Ты переполнен собачьим дерьмом!" Если мы услышим это, то надо дать ему знать, сказал он нам. Он объяснил, что он не хочет слышать о наших "личных жизнях", и снова предупредил нас, что он не хранит секреты - "Я расскажу всем" - так что мы не должны делится с ним вещами личного характера. Но если "голос" появляется, он сказал нам "дайте мне знать", потому что один "огромный парень" в их группе, находясь в офисе, увидел приближающуюся к нему тень, "напугавшую его до смерти". Парень "до сих не выздоровел", сказал Кастанеда. Кастанеда сообщил нам, что он воспринял это как знак, говорящий, что это может случиться с нашей группой.

Кастанеда заметил, что "когда человек полностью пересмотрел, он обнаруживает нечто неизменное в себе, основу". Он сказал, что "все, что вы можете сделать" в этом случае - это "смириться с ней". Относительно него самого он обнаружил, что, в сущности, является "пролетарием". Он называл свою мать "бомбометательницей" и "агитаторшей" и сказал нам, что ему бы это тоже понравилось; "я просто не могу изменить это". Поэтому он попытался смириться с этим.

Кастанеда также сказал нам, что он, фактически, был человеком, которому противопоказана фруктоза", но он "так любил фрукты" - что, например, когда он видел апельсин - "его губа начинала дрожать". Затем "я начинал видеть четыре или пять апельсинов". Поэтому для него невозможно было, чтобы где-нибудь поблизости находился какой угодно фрукт. (Между прочим, мне сказали, что фруктовые деревья снаружи "совместных апартаментов" Кастанеды, Флоринды и Тайшы в Вествуде, выросли из саженцев, взятых в Доме ведьм, в Соноре. Эти прекрасные деревья - грейпфрут, апельсин, лимон, лайм /прим. перев.: разновидность лимона/, смоковница - часто были увешаны плодами). Кастанеда сказал нам, что если он заходил в магазин, в котором продавали еду, то его всегда подмывало выйти оттуда с "полной охапкой фруктов." Даже, несмотря на то, что это вызывало у него ужасную тошноту, он сказал нам, что "каким-то образом меня это не волновало". Кастанеда шутя, посоветовал нам: "Так что если вы действительно хотите, что бы Кастанеда лез на стены, то почему бы вам не принести мне манго?" Он сказал нам, что если бы мы принесли манго, то он начал бы "ползать по полу", и что "Эллису пришлось бы сидеть на мне верхом, пытаясь удержать меня". Дон Хуан сказал ему, что "так как он не мог изменить это, ему придется избегать фруктов". Другими словами, сказал нам Кастанеда, дон Хуан порекомендовал ему: "Если ты видишь апельсин, растопчи его".

Кастанеда говорил о том "насколько безумен человек", а также о французах и Декарте. Как часть этого - типичный "подводный камень" – прокомментировал Кастанеда - "мы настаиваем на логике. И даже странно, что существует доктор Фуко. Ведь никто не может сказать вам, что он сказал!" Он изобразил "интеллектуальную" попытку объяснить: "Так, это целая схема, контекст". Кастанеда прокомментировал, подобно тому, как он часто делал, явно подражая дону Хуану: "Люди были разумны, но что-то случилось, что-то отбрасывает нас назад". Затем Кастанда снова стал изображать проповедника-фундаменталиста, преподобного Осгуда: "Я вижу всех мужчин и женщин, маленького мужчину и маленькую женщину. И они хотят отобрать у тебя твою женщину, твой священный сосуд! Ту, которая хранит твое драгоценное семя!" Кастанеда предостерег нас, что психологи могут подумать, что мы "диссоциированы," но затем заявил, что этого не может произойти, "фактически потому, что когда мы по-настоящему переживаем (Нагваль), то врач оказывается втянут и тоже испытывает это".

Кастанеда упомянул, что у него были проблемы с левым глазом. Он рассказал, что был у одного офтальмолога, который определил, что у него катаракта, но странным было то, что "иногда я вижу прекрасно", в то время как при катаракте "зрение так не меняется." Поэтому он отправился к другому офтальмологу, который сказал: "Передайте Майку, что он мешок дерьма. У вас кровоизлияние. Иногда оно уменьшается, поэтому вы можете видеть хорошо". Доктор сказал ему, что причина кровоизлияния состоит в том, что Кастанеда "слишком много занимается сексом". Он дал Кастанеде имя "сексолога" к которому следовало обратиться, потому что тот мог найти какие-нибудь "альтернативные способы заниматься любовью, которые не приводили бы к порче зрения". В противном случае, предупредил офтальмолог: "Вы можете ослепнуть!"

Кастанеда сказал нам: "Некоторые из вас, делая Тенсегрити, начинают видеть пятна. Вы можете решить, что что-то попало в глаз. Поэтому вы пойдете к офтальмологу", но он ничего не найдет. "У вас все еще есть объяснение: "Это появляется и исчезает". Перестаньте уподобляться ученому! Просто живите с этим - мир очень таинственен".

Кастанеда упомянул профессора, которому удалось избавиться от постоянного заикания, за исключением слова "thwarted" (расстроенный). Кастанеда сказал, что "каждый день вся аудитория профессора старалась сделать так, чтобы он использовал это слово". Когда профессору приходилось говорить это слово он "начинал топать, но не мог его произнести". В конце концов, он научился говорить "turkey" (индюк) чтобы помочь себе произнести это слово. Теперь, когда ему приходилось говорить это слово, он начинал прыгать и дергаться, а затем кричал, "Turkey! Turkey!" Затем он мог сказать "thwarted." Кастанеда заметил: "Такой тип решения слишком странен, лучше просто избегать подобных ситуаций". Это стало так отвлекать Кастанеду, что он не мог слушать то, что говорил тот человек, а начинал видеть вместо этого "форму зала, где проходили лекции, как воронку, которая стремилась заставить его произнести слово "thwarted" или "the guy would die!" (парень умрет)".

Виктория перешла в заднюю часть комнаты, потому что ей стало холодно. Кастанеда печально сказал, что он "компенсирует свою краткость сложностью для понимания".

Кастанеда сказал нам, что врач, который измерил его уровень глюкозы "спас мне жизнь, остановив развивающуюся инфекцию". Кастанеда сказал нам, что он должен "отдать тот долг", но не может этого сделать. Он не может отдать долг этому врачу - потому что тот настолько является "врачом, и в слишком высокой степени человеком науки", что хотел оказаться на месте Кастанеды и "поискать что-нибудь, что могло бы принести пользу всему человечеству". Другими словами, он не был по-настоящему заинтересован тем, что делал Кастанеда, и не собирался заняться этой работой всерьез - он "лишь собирался поискать". Поэтому Кастанеда сказал нам, что раз он не может отдать долг самому врачу, ему придется отдавать его "кому-то другому". Он также сказал, что он должен отдать его "полностью".

(Нам показали семь или восемь новых разогревающих движений, смотря как их считать. Многие, вероятно узнают в следующих (неуклюжих) описаниях части движений из Вествудской серии, которые были показаны на интенсивном июльском семинаре в 96-ом году, чуть более месяца спустя). Первое разогревающее движение: локти внизу, близко друг к другу, впереди тела, ладони смотрят друг на друга, кисти все время остаются напряженными, выполняется полное опускание рук вниз. Второе начинается с помещения рук впереди, локти расставлены, правый кулак над левым, и последующего сведения их и надавливания вниз. Затем мах правой рукой назад, левой, затем мах правой вперед, за которым следует такой же мах левой. Затем нам сказали "делать g-образное движение вперед" согнутой правой рукой, и затем то же самое левой рукой, ударяя вперед, ладонь левой руки направлена наружу, двигая ее из района подмышки. Затем мы выполнили простое подпрыгивание с необычно расположенными ступнями, приземляясь каждый раз лишь на одну ногу. Предпоследнее движение заключалось в рисовании двух кругов каждой рукой впереди тела, и последующем снятии "сливок" другой рукой. Последним было: кулаки вверху, локти разведены до уровня плеч, pulling from the obliques

Кастанеда сказал нам, что он как-то спросил Флоринду о том, не было ли ей интересно, почему почти у всех женщин эта "часть" отсутствует в их "трубках", и почему это явление встречается повсеместно "будь ты в Италии, Англии или где бы то ни было?" Флоринда быстро ответила: "Нет". Он задал еще один вопрос: "Это значит, что тебя не интересует, как это происходит?" Она ответила: "Сорок лет назад меня бы это заинтересовало, но сейчас - нет". Он сказал нам, что у него самого, однако, интерес не пропал.

Кастанеда сказал нам что "энергетическое тело может оценивать вещи быстро, делая беглые взгляды, и "зная". Он сообщил нам, что закончил апрельский номер Журнала Прикладной Герменевтики, и Cleargreen "нашел некоторое количество денег", так что они собираются выпустить его. Те из нас, кто получил первый номер, сказали ему, что журнал им очень понравился. Он сказал нам, что когда Голубой лазутчик показал ему макет, он не вдавался в детали; лишь "беглый взгляд" энергетического тела позволил ему "знать, что журнал хорош". Он сравнил это с "пердуном", который "берет журнал, проверяет каждую деталь и делает предложения по улучшению".

Кастанеда сказал нам, что он видел, как "что-то было в воздухе", что-то, вызванное приближением энергетического тела, и что "остальные следуют за вами". Он еще раз напомнил об идее, что когда один из нас "достигает безмолвия", остальные идут следом. Один из нас "начал смещение от саморефлексии, фокусировки на себе", заявил он, и это заставляет других смещаться. "Разумеется, Мерилин Тунешед может прийти еще на один семинар и все снова сдвинутся назад к саморефлексии, буквально в течение часа", предрекал он.

Кастанеда рассказал, что однажды он спросил дона Хуана, где находится одна точка - точка "саморефлексии" - на которой мы фокусируем точки сборки. Дон Хуан ответил: "Для мужчины это точка, на которую указывает пенис. Если он указывает влево, то она находится в этой области, а если он указывает вправо, то она расположена справа." Кастанеда изобразил, как он снимает штаны, чтобы определить, в какую сторону указывает его пенис. Он показал, что его пенис указывал "сюда", по направлению к правой ступне. Он сказал, что, так как он был социологом, он "зарисовал это".

Когда он был "в школе" (по-видимому в UCLA), он ел в кафе с молодой женщиной, и она сказала ему, что ее муж или парень предложил, что они с Кастанедой "могли бы иметь интимные отношения". Кастанеда ошеломленно спросил ее: "А как же он?" Женщина объяснила, что хотя парню было лишь 18 или 19 лет, он был импотентом, поэтому они были "как брат и сестра". Затем она призналась, что она - "девятнадцатилетняя девственница". Ответом Карлоса, взволнованно придвинувшегося к ней, было: "Что? Что? Что?" Наши энергетические тела могут функционировать так же, пошутил он, лишь мельком взглянув на такую вещь, как, например, Журнал и уже зная, что в нем, и совершенно не волнуясь о деталях.

Кастанеда проинформировал нас, что не собирается добавлять кого-либо в Sundy group, потому что мы уже "продвинулись так далеко". Он рассказал нам, что все время "наблюдает" наши стопы, и заявил, что некоторые из нас "сдвинулись". Он сказал, что некоторые из нас "сдвинулись сильно", но что все "сдвинулись хоть чуть-чуть". Потом он шутил, изображая, как старик пытается хило ковылять и отмечая, что "эй, если ты просто продолжишь двигаться как сейчас, то за шесть месяцев ты обойдешь полкомнаты!"

Кастанеда заявил, показывая на свою голову, что он хранит энергетические тела всех "в своих файлах". Затем он повторил, что не собирается приглашать еще кого-нибудь в Sundy group. Он сказал, что Тайша попросила его о Teme, а Кэрол пришла и пропихнула Барбару (позже известную как "Дитя Луны", а теперь – как "Thurney"), считая, что класс может "помочь подтолкнуть их", но что он не собирается брать еще кого-либо из женщин в группу, потому что это "слишком разрушительно" в каком-то смысле.

Кастанеда также прошелся по поводу отказа от чего-нибудь, вроде секса или фруктозы: "На что же вы собираетесь положиться? На свою голову? Но там же ничего нет! И в любом случае, там всем заведуют летуны". Он изобразил, как летуны говорят: "В этом нет никакой логики, это не по-декартовски". И затем ум соглашается сам с собой: "Действительно, это так, это не по-декартовски, в этом нет никакой логики". Таким образом, это совсем не тот источник, из которого можно извлекать что-то, что может помочь измениться или отказываться от чего-то, советовал он.

В какой-то момент Эллис придвинулся к Ральфу и вытащил что-то у него из пакета: это оказалось кепкой, которую он собственноручно сделал себе после того, как обрезал свои длинные волосы. Он пришил волосы к кепке, так что, выбираясь куда-нибудь с некоторыми своими друзьями, он мог напяливать ее, и они даже не подозревали, что "он кое-что сделал". Иногда, правда, сказал он, ему приходится хвататься за кепку чтобы она не слетела – например, тогда, когда они и его старые друзья гоняют на машине. Кастанеда сказал, что это великолепная кепка для сталкинга, так как позволяет воспрепятствовать тому, чтобы упомянутые "друзья" узнали о том, что ты делаешь.

Кепка напомнила Кастанеде о его друге CJ. Он предостерег нас, что мы можем встретить, или уже связаны с людьми, с которыми "захотим разделить то, что мы делаем", но что наш опыт, вероятно, будет таким же, как и у него. Кастанеда сказал, что CJ "спас ему жизнь шесть раз". Он сказал, что сам "спас жизнь CJ семь раз", так что CJ регулярно напоминал ему, что "должен ему один раз", т.к. не хотел забыть о долге. Когда Кастанеда встретил дона Хуана, "его жизнь изменилась драматически", и он захотел разделить это с CJ. Но CJ лишь ответил: "Я - CJ! А это что за лошадиное дерьмо!" CJ затем обвинил Кастанеду в том, что он стал "мягким", и зловеще предостерег его: "Если 19-летний чувак тормозит, то находится кто-то, кто приходит за ним".

Кастанеда рассказал нам, что в 1974 году он вдруг почувствовал, что "CJ-часть" внутри него пропала, и вместо нее там теперь "черная пустота". Позже он узнал, что CJ застрелили. "И CJ думал, что он знает так много, и называл то, что я пытался рассказать ему о доне Хуане "это лошадиное дерьмо".

Кастанеда рассказал, что прежде он пытался "толкать" людей - когда он видел, что они "закрыты" - и что "это не работает". Он заявил, что "я просто не знаю, как заставить это работать, даже хитростью". Кастанеда также сказал, что существуют люди, которые очень "талантливы", как, например, один человек, которого он знал, который мог поднимать свое осознание до уровня лодыжек или даже коленей, что было, по словам Кастанеды "здорово", особенно после того, как он понял, что мужчина может удерживать его там. Кастанеда сказал, что "существуют люди, которые талантливы настолько, что могут повышать осознание до этого уровня, но что не стоит "слишком восхищаться этим", потому что они "позволяют ему упасть обратно. Когда они вырастят его во второй раз, они, вероятно, постараются удержать его там", сказал он, "потому что на то, чтобы поднять его туда снова, требуется очень много работы".

Подпись автора

The Power of Silence