Дом Танцев, Санта-Моника, воскресение, 15 сентября 1996 года

Ричард Дженнингс, 15 сентября 1996 года, воскресенье, Dance Home в Санта-Монике

Кастанеда заметил, что нас стало меньше, что мы "утончились". Он сказал, что некто звонил и выражал недовольство, что некоторых исключили из группы. (Он отметил, что звонили ему, но это весьма странно, поскольку никто из нас не знал его номера). Затем он заметил: "Я не исключаю кого-либо - это сделала Эллис (штатная работница Клеаргрин, которая отвечала за контакты с людьми, имеющими отношение к занятиям в этот момент). Пусть это будет на ее совести".

Он сказал нам, что этот человек более не хотел приходить, потому что "общая атмосфера становилась слишком болезненной, а он привык больше смеяться". Кастанеда ответил: "Очень плохо. Я прихожу сюда не для того, чтобы развлекать вас, да и вы приезжаете издалека не за развлечениями". Он не хотел "развлекать вас два часа - я хочу видеть, как происходят события".

Он повторил, что "это планета-тюрьма. Когда вы в действительности понимаете весь ужас этого - как мы застряли здесь, что наихудшее уже произошло", в этот момент мы нуждаемся в "горячей линии" (к нему), потому что "в этот момент вы закричите". Наши "энергетические тела уже далеко оттолкнуты от нас". Он заявил, что, если бы дон Хуан "имел доступ к моему энергетическому телу до того, как он имел дело со мной, мое энергетическое тело, вероятно, сказало бы: "Давай-ка отделаемся от этого малого".

Он сказал, что "для того, чтобы привести в порядок энергетическое тело нужно совсем немного", и описал его (энергетическое тело) как "самую восхитительную штуку". Он сказал: "Вы можете делать с ним что угодно... дон Хуан делал все со своим энергетическим телом. Однако если вы хотите выбраться из тюрьмы, вы не можете взять своих кукол с собой. Вы обязаны оставить их позади - вы должны выйти из нее нагими". Он рассказал нам о парне, который хотел снимать фильмы, которые были бы "реальными". Кастанеда сказал ему: "Это абсурд".

Тогда единственным зрителем будешь ты сам. Тебе понадобятся распространители, но они не захотят распространять фильмы, которые им не по нраву". Парень настаивал, что он собирается создавать фильмы "из своей подлинной сущности". Кастанеда ответил: "Он не сможет сделать этого в любом случае. Все что он сможет, так это делать их из части Бобби Летуна - остальной же части Бобби Летуна это не понравится. Мы настолько глубоко увязли в этой ловушке, что когда мы думаем, что добрались до нашей истинной сущности, это все еще одна из частей Бобби Летуна". Он сказал нам: "Искусство может выходить за пределы ума Летуна, но это не то искусство, что мы можем видеть. Мы можем видеть лишь то искусство, которое одобрено критиками, т.е. уже прошло через Бобби Летуна".

Кастанеда спросил: "Как мы можем быть угрюмыми и замкнутыми? Талия", сказал он, "была очень мрачной этим утром". Он заявил, что никогда не видел ее выглядящей так плохо. Он изобразил ее насупленный взгляд направленный вниз. Всю дорогу на занятия "я пел разные танго, пытаясь ободрить ее", но получил лишь вялый смех. И, когда они, наконец, подошли к двери, он сказал ей: "Скажи мне, что происходит, иначе ты не войдешь". Она ответила: "Ох, я прочла грустную историю".

Он сказал: "Пошли ее к черту. Как "чувствительны" мы порой, что грустная история может расстроить нас! История, которую она читала, была "Дэвид Коперфилд". Эй! Мы не можем быть мрачными. Наихудшее уже случилось. Мы уже умерли. Но идея дона Хуана была в том, чтобы "заставить их сражаться перед тем, как они получат доказательства своей смерти". Давай лишим Летунов их пищи. Мы можем иссушить их. Если мы лишим их поддержки, они уйдут".

Он сказал, что его любимым фильмом был "Вторжение Похитителей Тел" /"Invasion of the Body Snatchers" - пер./.

Кастанеда сказал, что он хотел сделать для нас карту по случаю предстоящего семинара в Мехико. Он сам не мог поехать туда. Он по-прежнему хотел поехать, но, как он сказал, "энергия очень странная". Он сказал нам, что хотел бы иметь возможность показать нам кое-что, и, "может быть, я оторвусь от дел на достаточно долгое время, чтобы показать их вам и сразу же вернуться... Я буду там анонимно". Он сказал нам, что Тула находится примерно в 60-ти милях к северу от Мехико Сити. Он сказал нам, что там расположена пирамида с базальтовыми фигурами, известными как Атланты.

За ними расположены колонны с нанесенными на них надписями. Он сказал нам, что они нашли чакмул на площади около пирамид. Он объяснил, что головы чакмул в Туле повернуты лицом влево, в направлении Юкатана, где расположены такие же скульптуры, но повернутые лицом вправо и сделанные из более светлого, "блондинистого" камня. Имеющего вкрапления мрамора. Скульптуры в Туле темнее. Они нашли первую из них на Юкатане, в городе, имеющем название "Чакмул", это и есть причина того, почему они назвали их чакмулами.

По причине того, что они сверху имеют гладкую поверхность, археологи предположили, что это - "курильницы благовоний". Они рассуждали так: "Романо-католическая церковь сжигает благовония, не так ли, поэтому они должны были сжигать благовония. Мы предполагаем, что все везде и всегда одинаково". Но дон Хуан настаивал, что это были не кадильницы, а "подушечки" (особые грузики), подобные тем, что мы имеем для "сна". Они располагали их в центре живота или на солнечном сплетении для "сновидения". Их глаза "сонны", что использовалось для "видения".

Он сказал нам, что в музее в Туле, справа от лестницы находится голова Бросившего Вызов Смерти. Он напомнил нам, что он встречал Бросившего Вызов Смерти дважды - первый раз в виде мужчины, и второй раз как женщину, и что Кэрол также проводила время с Бросившим Вызов Смерти. Он так же повторил, что Бросивший Вызов Смерти застрял в Неорганическом мире, и, с целью побега, он преобразовал себя в женщину (поскольку женщинам позволено выходить и входить по их желанию), но он был вынужден постоянно быть настороже, чтобы они не могли поймать его снова. Он "не мог поставить охрану и, поэтому, не мог спать", по этой причине фигура имеет кольцо в ноздрях.

Он сказал нам, что это было способом оставаться пробужденным - потирая внутреннюю часть перегородки между ноздрями или используя зубочистку. Он нам продемонстрировал это. Это и есть причина, почему этот объект (кольцо) находился в его ноздрях - Бросивший Вызов Смерти не имел права расслабляться. Далее Кастанеда заявил, что "это Кэрол".

Когда дон Хуан показал ему голову в первый раз "сорок лет назад", он сказал ему, что это была Кэрол. Он сказал: "Посмотри на уши - вершина сгиба" сдавлена так же как и у Кэрол. "Уши все выдают". Он также заставил Кастанеду подержать его палец перед носом головы, где ощущалось, будто фигура дышит. Он осмотрелся вокруг, пытаясь найти, откуда может дуть. Он заявил, что это "действительно меня шокировало". Другой его друг (возможно Джулиус, или Тони Карам) заметил, что он "не ощущает дыхания, но чувствует что-то, хотя и не ощущает дыхания". Он спросил его, что тот ощущает, и он ответил, что чувствует "нечто подобное электричеству". "О, значит, ты не ощущаешь дыхания, ты чувствуешь электричество!"

В музее есть чакмул, охраняющий эту фигуру. Кастанеда сказал, что если бы мы посмотрели в ее лицо, то поняли бы, что "это Рени". Он заявил, что дон Хуан говорил ему, "что появится чакмула, охраняющая Кэрол", что она должна появиться позднее. Также он заявил, что Рени была единственной сидящей около Кэрол в книжном магазине Феникс, когда Кэрол нашла его после того, как она провела во втором внимании десять лет. Т.е. Кэрол и Рени были "навечно вместе".

В Музее Антропологии в Мехико Сити, на Площади Революции, есть статуи Тайши и Флоринды. Он сказал, что они не всегда выставлены для осмотра - иногда их дают взаймы другим музеям или вроде того - но он надеется, что нам "повезет". Он сказал, что они находятся в Зале Юкатана, который расположен "налево от Залов Долины Мехико и Оахаки". Статуя Тайши темная, и имеет ожерелье вокруг шеи, а глаза глядят вниз.

Статуя Флоринды выглядит "прямо как Флоринда" - "ее свирепость с большими зубами, похоже, готовится броситься на вас". Там есть еще и чакмула "блондинка", "похожая на Кайли". Также в этой же самой комнате есть что-то, что хранители музея называют "Лючадор" /Luchador - пер./, боксер или воин, но на самом деле это некто, делающий Тенсегрити. Его ноги сложены способом, характерным для специфического "сидячего Тенсегрити".

В экспозиции Паленков /Palenque - пер./, в основании пространства, находится Повелитель Паленков /Lord of Palenque - пер./ - восстановленная могильница, содержащая бывшего короля, который имеет несколько желто-зеленых ожерелий окружающих его грудную клетку, в том самом месте, где маги, по общему мнению, видели пряди на энергетическом теле у того, кто действительно "уплотнил свои нити".

Он сказал нам, что иметь ожерелье, висящее там же, где и у этой фигуры, есть "хорошее нормальное состояние". "Замечательное положение - это иметь их неизогнутыми вокруг плечей. Тогда вы действительно собраны и вы не нуждаетесь в чем-либо". Он напомнил нам, что у большинства людей они висят вокруг живота "или, что еще хуже, вокруг гениталий". Он сказал нам: "Если они опустились на уровень пола, скажите: "Бай-бай"; время провести проверку". Он сказал, что некоторые люди имеют одну нить осевшей на плечах, а остальные повисшими на гениталиях, что, как он полагает, справедливо для некоторых из нас.

Таким образом, если он не поедет с нами, приведенные выше описания будут и нашей "путеводной картой". Он планировал "зарисовать это", но уже все нам описал - "так что это там".

Подпись автора

The Power of Silence