Дом Танцев, Санта-Моника, воскресенье, 22 cентября 1996 года

Тридцать восьмое занятие, Ричард Дженнингс
22 cентября 1996 года, воскресенье, Dance Home в Санта-Монике

[Присутствовали Кайли, Талиа, Лоренцо, Грант, Брэндон, Анжелика и Эллис. Также к нам присоединились еще два человека, оба аргентинцы и близкие друзья К, который недавно встречался с Кастанедой в Версале - П и Б (прежде известный как "длинный Карлос").]

Кастанеда начал с того, что показал нам фотографию изображения Джугадора - сидячей фигуры, предположительно выполняющей Тенсегрити, о которой он говорил на предыдущей неделе. Эллис вручил Кастанеде картинку, которую нашел Ланц, как только мы начали. Кастанеда заявил, что там изображен китаец. Кто-то спросил: "Но что китаец делает в Мексике?" Кастанеда настаивал, что в древней Мексике были китайцы, что они "приплыли на лодках, а не перешли Берингов пролив, как утверждают теоретики".

Кастанеда объяснял это так: "Мексиканцы в высшей степени этноцентричны и националистичны" - даже более, чем американцы - поэтому они не утруждали себя проведением каких-либо исследований в этом отношении, фактически же, "они препятствуют этому". Он заявил, что мексиканцы находятся под жестким контролем Католической Церкви. Он заявил, что религия "использует в своих целях свойства линейного ума", иначе говоря, ума, движущегося из стороны в сторону, вместо природной циркуляции по кругу; ума, использующего "флаерскую надстройку". Он сказал нам, что если мы составим обзор религиозных доктрин, используя "другой, циркулирующий" ум, то мы "разнесем их в щепки". Но вместо этого мы обычно используем линейный ум. Кастанеда утверждал: "Мы обычно считаем, что причастны к "Реформированию", или же "беспокоимся о недостаточной набожности других"".

Он заявил, что у этой сидящей фигуры "великолепная ци. Вы можете видеть, насколько он полон энергии", сказал он, утверждая далее, что эта фигура на картинке была в сидячем положении для Тенсегрити. Затем Эллис дал ему принесенную мной книгу, в которой была карта Национального Антропологического Музея в Мехико Сити. Он показал нам, где в экспозиции размещены статуи, о которых он говорил, что они представляют ведьм "если вы станете лицом к фонтану, они будут слева, сразу за кафетерием". Как мы определили (по карте), они находятся в "Комнате Майя №10", в которой, он сказал, "у окна стоят Флоринда и Тайша, и иногда здесь же выставляется Кэрол".

Статуя Чакмулы в этом помещении, которую Кастанеда называл "Кайли", сидит чуть в стороне от места расположения ведьм. [Когда мы нашли изображение чакмулы в книге, Кастанеда сказал, что это чакмула - не Кайли, что ее чакмула "более зубастая".] В следующей части экспозиции, которую он описал как "Оахакская Комната", хотя, в действительности, она называется "Комната Ольмеков", по словам Кастанеды "вы можете видеть действительно тяжелых людей, погрязших в псилоцибах, с огромными головами". Это прозвучало так, будто он описывал Древних Магов, говоря о них как "слишком много державших в головах, отвратительных чокнутых и очень тяжелых". Он предположил, что эта комната может быть "слишком" для нас. Он так же обратил наше внимание на круг маленьких желто-зеленых фигурок в этой комнате, являвшихся "сновидящими".

Кастанеда сказал нам, что дон Хуан однажды заставил его и еще нескольких участников стать в такой же круг, как и эти желто-зеленые сновидящие. [Группа, с которой я отправился перекусить, впоследствии решила, что Кастанеда имел ввиду время, когда они искали "энергетический центр Соноранской пустыни".] Итак они стали или сели в этом распорядке и стали "подталкивать", наконец "нащупав нечто похожее на пузырь, сквозь который", как он заявил, "вы можете смотреть, но не можете пройти". Впоследствии, сказал он, "все они подхватили инфекцию мочевого пузыря. С чего бы это?"

В большой области прямо перед входом в музей, которую Кастанеда называл залом "Долины Мехико", есть предмет, целиком выполненный из обсидиана, описываемый, как обезьяна, держащая чашу. Он сказал, что для магов интересно то, что никому не известно, каким образом был сделан этот предмет. Как он разъяснил: "Вы не сможете разрезать обсидиан - лишь только заточить его осколок для наконечника стрелы, но как же тогда возможно вырезать целиком такого рода предмет, с плавными закругленными поверхностями - это настоящая тайна. Может они его расплавили? Как можно расплавить обсидиан? Этот предмет отражает "намерение" быть сформированным в столь сложной форме". Предмет этот однажды был украден, но потом найден и снова выставлен, но уже в двойной защитной стеклянной витрине.

Он посоветовал нам пройтись также по всему музею, "хотя осмотр столь большой экспозиции в качестве туристов может иметь эффект переполнения". Он так же намекнул, что "теперь вы имеете достаточно энергии и тишины, чтобы позволить предметам делать странные вещи для вас". Он отметил, что мы можем "видеть вещи", видЕния, которые мы не можем постичь, и что "эти видЕния будут продолжать приходить в "сновидение" приблизительно в течение недели или около того".

Он объяснил: "До тех пор пока вы не являетесь главными объектами этих сновидений, я хочу слышать о них. Лишь тогда, когда мы становимся центром такого сновидческого видЕния, оно становится слишком причудливыми". Далее он объяснил: "Если есть только одно "я", то я готов слушать вас всю ночь напролет. Если же появляется два или более "я", я говорю: "Забудь. Чао. До встречи. Это не интересно"". Он посоветовал нам "поддерживать не более чем два "я", если же появится третье - избавьтесь от него!". Он сказал нам, что мы можем теперь сказать, когда имеют место два или три "я". В идеале, "вы должны свести их к одному. И если вы будете способны избавиться и от одного, вы станете "безмолвными"".

Он напомнил нам, что один из нагвалей его линии [Элиас], имел привычку либо приносить с собой, либо создавать предметы, идентичные тем, что он видел в "сновидении". По рассказам, сделанные им предметы "работали не так, как они работали во втором внимании", но иногда, похоже, он мог так же непосредственно перенести предметы назад. Это напомнило Кастанеде "существ, подобных треножникам" из одного из миров, и их невообразимо быстрые средства передвижения [возможно, нечто подобное тому, что написано в инструкции к одним движущимся роботам: "Быстрые, Недорогие и Неподдающиеся Контролю"]. Он намекнул, что "наши ученые могли бы многому поучиться" у этих существ.

Кастанеда сказал нам, что действительно хотел бы поехать с нами на предстоящий семинар в Мехико. Он все еще не "получил импульс к движению" от "намерения" - которое он, похоже, спросил. Он пошутил, что, возможно, оно подождет до следующей недели, до четверга, и потом скажет: "Да, ты можешь ехать. Но какого черта?". Это напомнило ему его бывшего агента Неда [Брауна], который был "ужасающим парнем", хотя Кастанеда, определенно, "весьма его любил". Он "тем не менее, обладал действительно хорошими деловыми качествами". Кастанеда сказал нам, что очень часто спрашивал "это" [эмиссара сновидений?] о Нэде, и не получал никакого ответа. Теперь же, спустя годы, он получил "всю ту информацию о Неде, но она пришла не вовремя, и не имеет смысла более".

Флоринда однажды дала Кастанеде рукопись [возможно, Шабоно]. Он прочел ее и был очень ей взволнован. Он отдал прочесть рукопись Неду, и они ждали ответа неделю, а затем и другую. Кастанеда пояснил, что "если вы ничего не слышите от агента о рукописи в течение недели или двух, неверняка она не очень". Поэтому, в конце концов, Флоринда позвонила Неду и он сказал ей, что рукопись "не была очень уж хороша", в ней было слишком много о самой Флоринде, "голубоглазой колдунье", а следовало бы рассказать о ком-то еще, и что она должна "начать все сначала".

Позже оказалось, что Нед "даже не соизволил прочесть ее - он обладал действительно хорошими деловыми качествами, но он даже не читал моих книг, поэтому он не знал что я делаю". Нед заставил свою дочь и жену прочесть книги, "и они начали ужасно завидовать Флоринде, поэтому и не оказывали накакой помощи". Кастанеда послал рукопись своему редактору, Майклу Корде, и Майкл перезвонил в тот же день. Кастанеда спросил, что тот думает, и Майкл сказал: "Продай ее мне. Я ее издам". Кастанеда спросил: "Как есть?", и Майкл ответил утвердительно. Так Кастанеда получил еще одного агента, в котором он так или иначе нуждался, поскольку Нед "пытался сделать своих детей моими наследниками". Кастанеда сказал, что в то время, как Нед обладал хорошими деловыми качествами, "его дети не обладали даже этим, и они не могли сносно прочесть какой бы то ни было материал".

Затем Кастанеда отметил, что забыл с чего это он заговорил о Неде. Он посмотрел на Тортона и сказал: "Я потерял нить". Тортон сказал ему, "потому что "Голос" не отвечал тебе, когда ты нуждался в информации". Кастанеда отозвался "Да, да", и сказал: "В этот раз все так же" - он опасается, что может не услышать ответ Голоса относительно Мехико, пока уже не будет поздно.

Позже, в ходе занятий, он сказал, что если Голос скажет ему: "Езжай в понедельник", все равно это будет слишком поздно. Чуть подумав, Кастанеда сказал: "Хотя нет, все должно быть в порядке", подразумевая, что те из нас, кто останется в Мехико после воскресного семинара, смогут совершить совместную с ним экскурсию. Было похоже на то, что он почувствовал, что для него будет приемлемо поехать в понедельник, но Дэн Лаутон указал на то, что музеи в Мехико закрыты в понедельник, и все снова повисло в воздухе.

Франсуа спросил: "Если вы будете там, как мы узнаем об этом?". Кастанеда ответил: "Не беспокойтесь, мы найдем вас. Мы вам позвоним". Он сказал нам, что дон Хуан часто говорил ему: "Если ты меня ищешь, я буду там". Кстанеда заявил, что обычно смеялся над этим и сомневался в том, что такое может произойти. "Но это срабатывало. Под воздействием определенного давления, вы неожиданно ощущаете, что "я должен увидеть Карлоса!", вы говорите всем "до свидания", и вы меня встречаете. Это работает". Он сравнил это с тем временем, когда он имел подружку, которую он хотел представить дону Хану. Они отправились в Мехико и пару дней разыскивали его, но так и не нашли. Дон Хуан позже объяснил, что эта женщина "нуждалась в нянечке", и что она могла бы стать круглосуточной заботой Кастанеды, что он мог бы стать ее сиделкой, но у Кастанеды "не было времени на это".

Кастанеда также упомянул об образовании в пещере вблизи Cacahuamilpa, о котором он уже рассказывал раньше, образовании, которое находится "в конце цементной дорожки, через несколько шагов по ступенькам вверх, туда, где находится "Бутылка из-под Шампанского". Вы должны смотреть вверх с этой точки." Прежде оно было освещено снизу, но "теперь освещение таково, что вы не можете видеть ее правильно" - потому что источник света находится сбоку. Он утверждал, что если мы будем "намереваться, чтобы освещение изменилось", то все сможем попасть в Cacahuamilpa. Он также заявил, что это прекрасное место чтобы "давать клятвы безупречности" и достигать внутреннего безмолвия. Он сказал, что был там с людьми, которые "не были безмолвными", и особенно упомянул одну личность [может Брюс Вагнер?], которая "продолжала и продолжала думать о своей любовнице Джудит". "Так что это место - не гарантия достигнуть безмолвия", сказал Кастанеда.

Кастанеда говорил о том, что ведьмы "совсем не имеют времени". Когда дон Хуан говорил ему это, сказал он, он думал, что тот имеет в виду то, что "их время кончилось, у них не осталось больше времени" - он не понимал что тот имеет в виду. Он сравнил ощущение времени ведьмами с ощущением Ширли Маклэйн /Shirley MacLaine - пер./. Через каких-то друзей Флоринды, Кастанеда был приглашен на обед с Ширли Маклэйн. Он описывал ее как "эта большая леди" - она была "большая, с рыжими волосами, с большими грудями и все время рассказывала о том, как она жила в Китае, когда ей было двадцать, и как все делали ей комплименты, какая она стройная и красивая. Для нее", объяснял Кастанеда, "время растягивается - это такая большая штука", так что "ее ностальгия может возвращать ее на десять лет назад, когда она была объектом поклонения". В сравнении с ней ведьмы "вообще не имеют времени. Кэрол,", сказал он, "и есть двадцатилетняя. Она не думает о том, что было, когда ей было двадцать." Это и есть то ощущение, что "у них нет времени". И у них конечно же нет времени на "пустую болтовню".

Кастанеда показал нам семь движений. В последнем - когда вы выбрасываете руки вверх от запястий - он проинструктировал нас двигать плечами и животом, сначала с одной, потом с другой стороны, "как это делает энергетическое тело, когда оно присобачивается /snap in - пер./". Он заставил нас поделать эти движения, чтобы почувствовать это, "а когда энергетическое тело делает это, вы полностью готовы". Кастанеда заявил, что у него были случаи, когда энергетические тела людей "добирались до него", посылая ему сигналы "взять их", что показывало, что они полностью отчаялись в людях, с которыми они были связаны. "Об этом упоминал и дон Хуан", но он не думал, что дон Хуан "когда- либо видел или испытывал это столь же явственно, как я".

Кастанеда изобразил, как кто-то говорит так, будто он обкурился марихуаны, комментируя, что "все мы хотим говорить, как Николас Кейдж /Nicholas Cage - пер./. Это напомнило ему то, что во времена, когда он был молодым, у него был приятель по имени "Николас Кейдж". Этот парень "имел двух подружек, с которыми и жил". Это до глубины души поразило молодого и впечатлительного Кастанеду, и он спросил парня "Но как ты это делаешь?" "Очень просто" - ответил тот и посоветовал Кастанеде "взять двух подружек в кино и затем начать целовать одну. Потом, когда они пойдут попудрить носик, ты просишь их поменяться местами и начинаешь целовать другую". "Это не так уж сложно. Почему бы тебе не попробовать?" - сказал он. Вскоре Кастанеда пригласил свою подружку в кинотеатр на Fairfax - он сказал, что "он все еще там и называется "Театр немого кино"" - вместе с ее подружкой. Он не знал, что сиденья в этом кинотеатре "не прибиты к полу".

В соответствии с рекомендациями парня он начал сначала целовать свою подружку, а потом, когда она ненадолго отлучилась, он попросил девушек поменяться местами и начал целовать подружку своей подружки. Последняя пришла в ярость и заявила, что уходит, требуя объяснений: "Какого черта ты вытворяешь?!!" Он знал, что она рассчитывала, что он подбросит ее до дому, но сказал: "Ну и катись", добавив что она уже "большая девочка" и сможет сама отыскать автобус. Однако следующее, что он почувствовал, было рывком сзади, в результате чего весь ряд сидений повалился назад, вместе с пожилой парой, сидящей на его дальнем конце. "Так что он чуть было не погубил меня, этот глупый совет Николаса Кейджа. Я не могу представить, зачем парень сказал мне это! Это уничтожило все мои шансы у моей подружки и чуть было не угробило меня." [В книге "Активная сторона бесконечности" Кастанеда называет свою подружку "Патриция Тернер", а ее лучшую подругу - "Сандра Фланнеган".

Парень, давший плохой совет зовется в книге "Николасом ван Хутеном", есть также и другие случаи различий в именах, которые он называл нам и упоминал в книгах. В главе, названной "Сказать спасибо" Кастанеда рассказывает, как дон Хуан дал ему задание купить обеим женщинам, с которыми он не встречался с того злополучного вечера, и которые к тому времени уже переехали В Нью Йорк, очень дорогие подарки - новый автомобиль и шубу - в качестве жеста благодарности за чувства подлинной любви и привязанности, которые они питали друг к другу до того как происшествие в кинотеатре все разрушило.]

Кастанеда рассказывал, что его всегда поражало, как профессор Гарфинкель глядел на него сверху вниз, когда Кастанеда входил, а затем, прежде чем начать говорить, двигал ртом и губами, издавая несколько чмокающих звуков. Потом он вопрошал: "Какого хрена тебе надо?" Он выглядел так устрашающе, что Кастанеда забывал, зачем пришел. Кастанеда сказал, что он говорил это всегда, за исключением "хрена", и изобразил это для нас пару раз - растягивая фразу, и под конец рявкая: "Что тебе нужно?" В таком же настроении он показывал нам голос, которым, по его словам, он спрашивал, будет ли у него достаточно энергии присоединиться к нам в Мексике.

Я вспоминаю, что он говорил нам о том, что энергетическое тело может "разделяться". Похоже, он имел в виду то, что одна часть имеет отношение к селезенке, а другая - к печени. И, конечно, "у большинства людей энергетическое тело в гораздо лучшей форме, чем физическое". Он сказал нам, что "прямо сейчас мой энергетический уровень низок", и что он просыпался множество раз "с этим ужасным запахом адреналина". Он сказал, что не боиться умереть - "на все воля божья" /no offense to the Spirit - пер./, но его страх "закончить в бесконечности одному, без массы или группы попутчиков, очень силен". Он заявил, что они с Кэрол недавно "уходили" на два дня, зайдя "так далеко, как только смогли", до того, как позволили "резинке" притянуть их обратно, и что "они больше не смогут вернуться назад". Когда он описывал место, где они были он сказал, что "намерение столь же нескончаемо как бесконечность".

Он сказал, что Бобби Летун намного древнее нас и предположил, что "может быть это Бобби прошел через девять реинкарнаций, прежде чем закончил?"

"Кэрол сейчас пытается дать толчок ее людям, особенно тем, кто с ней уже долгое время, как Роза Колл /Rosa Coll - пер./ и Маргарита Нието /Margarita Nieto - пер./. Он сказал, что "она с ними даже не разговаривает; она просто приходит и глядит на них". Ее идея - это: "Давайте все встретим "это" сейчас". Таким образом "это подталкивает их довольно ощутимо прямо сейчас".

Он сказал, что то, что он желает нам сейчас, это "ясность и отвага".

Он заявил, что дон Хуан говорил ему, что "можно создать место, откуда будут исчезать предметы". Дон Хуан якобы дал ему задание "соорудить" такое место. Кастанеда сказал, что он, конечно, посмеялся над ним. Но что дон Хуан якобы имел такое место, куда он закладывал предметы для их исчезновения. Кастанеда закидал дона Хуана вопросами "какого размера оно должно быть" и "какова должна быть его ширина?" Он изобразил, как спрашивает: "Дюймов 14-20 хватит?" Он рассказал, что иногда бывает в другой половине аппартаментов Флоринды [та сторона Pandora duplex, которую она делит с Тайшей, и которая примыкает к половине Кастанеды], где есть ванна /tub - пер./, которую якобы использовала Ла Горда до того как она умерла от аневризма. Никто больше не пользовался этой ванной, и он сказал, что был единственным, кто бывал в той части дома, где она жила. В результате он начал закладывать вещи в эту ванну, используя ее как место, откуда они могут исчезать. [Это могло произойти только после 1985 года, конечно, года, когда умерла Ла Горда, и, таким образом, много позже того времени, когда дон Хуан советовал ему сооружать "зоны исчезновения".]

Кастанеда рассказал, что Флоринда имела несколько фотографий тридцатилетней давности, на которых она изображена выполняющей приемы карате. [Точнее, 25-летней, если это те фотографии, которые некоторые из нас видели в журнале "Samurai magazine" за 1974 и '75 года]. Кастанеда думал, что это "просто фантастика", поскольку они показывали, что "сейчас она моложе, чем тридцать лет назад". Флоринда, которая не любила фотки, всячески пыталась от них избавится, но он приберег "лучшие из них, на которых лучше всего заметно, как она изменилась теперь". Она же считала, что он сохранил "самые худшие, чтобы использовать против нее", и выкрала их из его комнаты.

Когда он спросил ее об этом, она заявила, что: "Их сперли неорганические существа!" Подобно Кастанеде, Флоринда свалила все на неорганических существ, выдвигая против них громоздкие обвинения, в особенности против Глобуса и Фебиуса ["домашние" неорганики Тайши], но "ведь это было не так-то легко сделать". Он сказал, что она "действительно рисковала", делая это. В конце концов, спустя неделю или около того, она "сдалась и призналась, что сама их взяла; она не могла больше этого выносить". Тем временем Кастанеда спросил у Тайши, но "Тайша никогда не делает ничего подобного... почему она должна была брать их?" Тайша предложила им всем "отправляться в жопу". Так Флоринда уничтожила фотографии.

"Вещи исчезают", заявил он, и когда это происходит, "это знак того, что было достигнуто внутреннее безмолвие". Он рассказал, что Эллис заложила туда большую пачку фотографий, включая множество тех, на которых она была снята с мороженым вместе со своим отцом в разных частях света - "в Гренландии, Антарктике, Париже и Риме - везде они фотографировались поедающими мороженое". Но с ними ничего не произошло, и он хотел отдать их ей обратно, но она оставила картинки с мороженым, и они в конце концов исчезли. Он рассказал, что Эллис дала ему библию своего отца - и она была такая тяжелая, что он положил ее на что-то рядом с ванной.

Он объяснил, что ему была нужна библия чтобы он мог выместить /"channel" - пер./ свои "замашки Реверенда Осгуда" /Reverend Osgoode - пер./ - проповедника-фундаменталиста, которого он изобразил, но он не хотел ее покупать. Флоринда как раз имела водопроводные проблемы - они называли это "Днем Желтой Креветки", потому что в ванну поступало всякое из туалета. В результате положенная туда библия стала буквально "полна дерьма". Также были задеты и другие вещи, которые были положены туда ненадолго - например, "бумаги Леперчуна" /Leperchun - пер./, т.е. Тичо /Tycho - пер./, так называемого Оранжевого Лазутчика. Эти бумаги не хотели пропадать уже в течении десяти лет. "Но есть что-то нечеловеческое в Оранжевом Лазутчике", сказал он, поэтому каким-то образом было ясно, что его вещи не исчезнут. Найи также положила стопку yearbooks туда и они исчезли.

Он рассказал, что Тайша назначала свое собственное время для всего, что делала. Если ему что-нибудь было нужно, она говорила, что принесет это, но "не говорила когда". Она могла сделать это "и часом позже, когда мне это уже не было нужно". Недавно она предложила принести ему обед. Он ждал ее, риторически вопрошая: "Она что же это, думает, что я буду ждать ее", здесь он изобразил как собачка ждет, подняв лапки и повесив голову, "как эти ее неорганики ее ждут - как песики?" Он сказал, что "время приближалось к семи", когда она наконец появилась с едой.

Он заметил, что то же самое повторилось и сегодняшним утром, когда она вызвалась сделать гамбургеры для Кайли и Талиа, но и по прошествии двух часов ее нигде не было видно. Он был настолько зол, что они чуть не уехали из Версаля. Затем она появилась и сказала: "Ох, я немедленно сделаю вам гамбургеры", заявляя, что: "Вы знаете, я должна была сходить в магазин, я должна была сделать это, я должна была сделать то". Она очень извинялась, обещала принести еду и спрашивала: "Ну хотите я встану на колени?" Они ответили нет, "поскольку если бы ей пришлось это сделать, то неизвестно, что бы она придумала" в отместку.

Когда Кастанеда предлагал нам попробовать соорудить место, из которого вещи могут исчезать, он посоветовал нам "не класть туда что-нибудь ценное... не стоит класть туда ваше обручальное кольцо. Положите туда что-нибудь для проверки." Он заявил, что это было делом намерения, это место для исчезновения, и что с магами также "происходят случаи, когда вещи приходят к ним". Он сказал, что J, который стоял позади него, был инженером. Он заявил, что математические формулы могут "являться ему". Он сказал что они могут приходить также и к нему, но поскольку он не обучен, он не может их понять, и ему приходится дожидаться, пока к нему придет что-нибудь такое, что он сможет понять. Он сказал, что есть также место в доме, на которое он садится и "намеревает вещи". [Он шутливо изобразил, как он делает это, совершая движение рукой, будто рисуя что-то перед собой.]

Список пройденных пассов.

Занятие XXXVIII.

1.Круг руками наружу и в стороны, на вдохе. Выдох, подобный задуванию свечи, возвращая руки и перекрещивая их перед грудной клеткой.

2.Делаем два с половиной круга вовнутрь правой ногой, колено вверх и ставим ногу; затем делаем два с половиной круга вовне левой ногой.

3.Круг рукой вверх и вперед вокруг тела и возврат к стороне. Начало с расслабленным запястьем. Поменять руки.

4.Захватываем энергию в промежности, затем выбрасываем ее в сторону, пальцы смотрят вверх.

5.Держим руки перед телом, затем чередуем: пальцы одной руки смотрят в пол, а другая тем временем переворачивается вокруг запястья, так что пальцы направлены вверх.

6.Держим руки направленными вперед, ладони смотрят друг на друга, ударяем вверх запястьем так, что ладонь смотрит вверх. Сначала одной рукой, потом сразу двумя.

7.То же движение что и 6, но выдвигаем руки дальше вперед, и двигаем также плечами и животом сначала с одной стороны, потом с другой ("как это делает энергетическое тело, когда присобачивается").

Дэн Лаутон описывал другой пасс этого дня так: "Отбиваем удар вовне правой рукой, ладонь смотрит вперед. Левая наносит удар вовнутрь краем ладони с указательным и большим пальцем, ладонью вниз. Правая рука оказывается над левой во время короткого периода перекрытия, а плечи вовлечены в плавное движение".

Подпись автора

The Power of Silence