Дом Танцев, Санта-Моника, воскресенье 22 декабря 1996 года

Ричард Дженнингс, Воскресенье, 22 декабря, 1996, Танцевальный зал в Санта Монике

"Я обнаружил тяжелое существо, которое прячется за более легким и эфемерным. Это тяжелое существо обладает большим осознанием, гораздо более разумно, чем другое - легкое, тонкое, женское. У него гораздо больше осознания. Я воспринимал определенные вещи в результате того, что оно вращалось и распространяло что-то вокруг себя".

"Магию можно определить, как восприятие такого воздействия существ, которое рассеивает энергию в нашем светящемся яйце, от тех мест, где она недосягаема, туда, где она нам доступна. Это и есть определение магии". "Мы выпустим новые майки "Магия это воздействие". Но мы напишем это вверх ногами, чтобы вам приходилось переворачивать голову, это будет как напоминание".

"Кастанеда сказал нам принять следующую позицию, прижать руки к корпусу и свести кисти рук на уровне солнечного сплетения, чтобы они почти касались. "Это очень нейтральная позиция. Дон Хуан просто восхищался ей, он часто видел ее на иконах. Мы проводили с ним много времени в церквях. Дону Хуану нравились церкви, он говорил, что там легко расслабиться".

"Из этой позиции вы поднимаете правое запястье и потираете им раза три по внутренней стороне левого запястья. Затем помещаем правое запястье поверх левого, и потираем им вдоль предплечья, начиная от точки находящейся примерно на расстоянии ладони от запястья. Кастанеда в деталях показал нам, что ладонь должна быть прямой и потер ладонью 10 раз. Он сказал, чтобы я зарычал, и после добавил: "Великолепно".

"Самое главное (в этом пассе) левая сторона. Он используется при подготовке к важной встрече. Если у вас назначена встреча с кем-то, и вам нужно повлиять на кого-то, используйте этот пасс. Это довольно агрессивная штука. Вы можете делать это и на правом запястье, если вам нужны любовь и расположение, если ситуация обещает быть приятной. Вы можете использовать правое запястье, если собираетесь засесть за написание мемуаров".

Когда мы выполняли этот пасс для правой стороны, он пошутил: "Не делайте его чрезмерно много, а не то вы влюбитесь в кого-нибудь из Radio Shack, которое находиться этажом ниже. Когда он делал этот пасс, он приговаривал: "О, Эллис", как будто он был влюблен в Эллис. "Этот пасс для того, чтобы сидеть перед камином и качать ногой".

Кастанеда пошутил: "Дон Хуан говорил мне, что можно определить, находится ли человек в плохой форме, держит ли его что-то, если во время душа он держит руки вот так", он изобразил человека принимающего душ, у которого руки находятся немного ниже уровня плеч и кисти болтаются. "Я рассмеялся над Доном Хуаном и сказал, что это глупости. А потом я заметил, что когда я был в душе, я поймал себя на том, что так вот и стою, и это привело меня в ужас. Я опустил руки, но затем я снова встал так. Я по-настоящему разозлился и лег на свои руки, чтобы прекратить это. Так что, проверьте, в плохой ли вы форме, когда будете в душе".

"Была такая женщина, которая несколько лет назад сказала мне, что в моих книгах ничего не написано про любовь. Я не упоминал об этом, потому что та любовь, которая встречается в мире магов, бесполезна в привычном смысле. Это что-то такое, что спрятано, скрыто в нас, и нам приходится вытаскивать это наружу. Это отрешенное действие, когда не заботишься о том, что о тебе думает другой человек, или что он тебе сделает, это просто действие ради самого действия.

Это способ вспомнить свое энергетическое тело. Это то, что мы отбросили прочь, когда отторгли от себя энергетическое тело. Это действие именно ради привязанности, а не ради ожиданий. Ты ничего не приобретаешь и реально не знаешь, что другой человек думает. Это просто не важно. И это вытягивает из нас нечто".

"Эта женщина предложила научить меня всему, что касается любви. Такая взрослая женщина - что-то было у нее на уме".

Кастанеда рассказал нам об определенных точках, которые нужно массировать: "Маги верят в то, что эти несколько точек на левой кисти и левом запястье контролируют большую часть тела, большинство его систем, включая левую часть живота, там, где находится энергетический центр. Сейчас мы сосредоточим на них свое внимание.

Правая сторона, когда мы обращаемся к ней, добавляет нам некоторые тонкости, дополнительные настройки, в то время как левая сторона контролирует практически все, как дистанционное управление". Он показал пять точек. Сперва нужно держать маленький шарик (у нас были шарики из нержавейки, которые он нам раздал до этого) на середине левой ладони и слегка надавливать на него пальцами, особенно средним. "Это создает выпуклость на тканях между большим и остальными пальцами. На этой выпуклости вы сначала вибрируете шариком, а затем удерживаете его там".

Несколько человек не принесли свои шарики. "Женщины очень легко отдают свои шарики мужчинам. Не надо. Не надо делать этого здесь. Будьте дисциплинированы хотя бы здесь. Можете валять дурака снаружи, но здесь будьте воинами".

Вторая точка находилась на тыльной стороне ладони. Если кисть сжать в кулак, то эта точка находится по середине тыльной стороны кисти между костяшками среднего и четвертого пальцев. Она немного болезненна. Нужно напрячь всю руку. Сначала вы вибрируете там, затем слегка давите.

Третья точка находится на тыльной стороне запястья, когда вы держите кисть ладонью вниз и слегка сгибаете ее в запястье. Там с правой стороны есть такая впадинка. Нужно потереть там шариком, зажатым в правой руке 10 раз.

Четвертая точка находится с внутренней стороны запястья. Если согнуть запястье, там выступают сухожилия. Пятая и последняя находится на маленьком углублении справа от выступающих сухожилий. Нужно потереть там, максимально напрягая при этом кисть и всю руку.

"Левая сторона управляет практически всем", он указал на левую сторону тела. "Правая сторона управляет чувствами". Когда мы массировали точки, Кастанеда увидел Пио и спросил его, кто он такой. "Я никогда раньше тебя не видел". Он не мог вспомнить, как давно Пио ходит на воскресную группу. Пио назвал ему свое имя, и он сказал: "А, ты Пио Бароне".

"Я попросил Это, Дух, дать мне информацию о моем бывшем агенте. И только теперь, когда она мне уже не нужна, я получаю информацию об этом парне. И это правильно. А зачем мне тогда нужно было это знать? Мне не нужно было знать, чем мой агент занимается. Какое мне дело? Мне нужно просто быть чистым перед Этим. Я принимаю то, что вы мне говорите о себе, как то, что вы делаете. Мне не нужно узнавать то, чем люди занимаются на самом деле".

"Карл Саган умер от лейкемии. Он был на искусственном жизнеобеспечении и на химии, все те крайние меры, которые в таких случаях предпринимают. Жизнь в 62 года в инвалидной коляске это не жизнь. Боже упаси, но это то, к чему нас толкает наша медицина. Эллис знала жену этого бывшего агента, поскольку она дружила с ее матерью.

Она была очень приятной. Она хотела, чтобы ей позволили умереть с достоинством. Но мой агент, когда его спросили, не хочет ли он отказаться от своего плана умереть без чрезвычайных мер, отказался от этого и пожелал оставаться живым, хотя при этом он стал бы дряхлым и беспомощным.

Он провел последние свои годы в доме, который находится в паре кварталов отсюда, в таком дешевом доме для стариков. Ему казалось, что он находится в русском лагере для заключенных, и что его отец должен вот-вот спасти его. Однажды, когда я возвращался с занятий, я увидел, как этот парень в шортах и тонкой хорошей рубашке махал ручкой проезжающим автомобилям. Так мой бывший агент прощался со мной, потому что я проезжал в то время мимо".

Кастанеда показал нам еще один пасс, где правая рука указывает пальцами вперед на уровне солнечного сплетения. Левая рука ходит туда и обратно под ней, с усилием в обоих направлениях, большой палец прижат. Во время пасса нельзя расслабляться. Нам сказали сделать 10 повторений. Потом вы делаете тоже над рукой, а затем меняете руки, теперь левую нужно держать перед собой как барьер, а правая ходит туда-сюда под и над ней. "Выполняйте его самостоятельно. Каждый день. Им можно пользоваться".

Последним пассом было "включение". Руки удерживаются внизу по сторонам, затем вы включаетесь, выбрасывая руки ладонями вниз как можно выше. Ладонь на одной линии с предплечьем, плечи и грудь напряжены, нужно задержать в таком положении, считая до 10.

"Я однажды обедал с итальянцами в Версале. Их было человек двенадцать. Я спросил их, чем они занимаются по жизни, кем работают. Они сказали: "Что вы имеете в виду?" "Ну, чем вы занимаетесь по работе?" "Я не работаю". Следующий ответил также, и так один за другим, все двенадцать итальянцев за столом сказали: "Мы не работаем. Про это не говорилось в книгах. Вы же там, в книгах не работали, вот и мы не работаем". Конечно, про это не говорилось в книгах, но мы работаем без остановки. Нам некогда убивать время, мы все время работаем. Книги - это выжимка, они представляют собой просто некое резюме неких принципов. А эти итальянцы пытались ими руководствоваться, они пытались быть в точности такими, как описано в книгах".

"Книги задумывались как абстрактное описание самых существенных аспектов системы знаний магов, а не как описание того, как себя следует вести в повседневной жизни".

"Когда Флаеры овладели нами, они научили человека бояться Бога; теперь вам следует просить и умалять о прощении, и нужно почитать некое большое существо. Флаеры были особенно сильны в средневековье, когда все подчинялось церкви. Но и в более древние времена существовала подобная система. И даже сегодня, католики и другие находятся в состоянии прошения, мольбы. Дон Хуан говорил нам, что Это не работает таким образом. Вы командуете Этим.

Если вы начинаете просить Это о чем-то, особенно, если вы просите Это: "Пожалуйста, пусть то-то и то-то не случится", то то-то и то-то обязательно произойдет. Это сделает так, что это случится. Поэтому, если вы не хотите, что бы что-то произошло, как сказал бы Дон Хуан: "Не просите, не говорите о том, чего бы вы не хотели", потому что Это бьет именно тех, кто находиться в состоянии мольбы".

"Мы подходим к неделаниям. Некоторые из них просто идиотские. Вы определенно потеряете некоторую часть своего достоинства. Вы уже потеряли много чувства собственного достоинства. Я видел Джо, этого большого ребенка, в Версале. Он не был все тем же ребенком (Джо было глубоко за 50). Вы уже от многого избавились, но эти неделания, это шутовское настроение, заставят вас отбросить еще больше.

Неделания, которыми мы займемся, вполне разумные неделания. Я разумный человек. Они не экстремальные, как, например, хождение с помидором, зажатым между ног, и прочие вычурные штуки, которые придумывал Дон Хуан, и которые были скорее развлечением для него самого, хотя и действительно были при этом хорошим заданием".

"Самое замечательное это то, что в это не надо верить. Дон Хуан говорил мне: "Просто делай это. Тебе нет нужды верить". И для меня это было очень здорово, потому что я плохой верующий. Эти вещи, верите вы в них, или нет, если вы выполняете их, то они действуют".

"Вселенная - существо, наделенное чувствами. Кто мы такие по сравнению с ней. Дон Хуан говорил: "Она знает, она чувствует нас. Несмотря на то, что мы мельче вируса, по сравнению с ней, мы связаны с ней. Но самая большая ошибка - просить и умолять ее, потому что в этом случае она тебя просто растопчет".

"Я познакомился с Эппл Пан, когда был студентом в колледже. Я ходил туда на протяжении многих лет. Я приходил туда и уничтожал все, что для меня делал Дон Хуан, просто съев пару чизбургеров и пару яблочных пирожков с мороженым. Я продолжал делать это вплоть до недавнего времени. Я ходил туда с Кайли. Она шведка, она может съесть два чизбургера и два пирожка без малейшей отрыжки.

Дон Хуан говорил, что тело мага как золото высшей пробы - ему ничего не делается. Но я вам здесь говорю, что кое-что делается. Если я буду это делать - буду есть пирожки с мороженым - ну, Кайли, может, немного похнычет на следующий день, может, будет немного грустной или почувствует, что ей уделяют мало внимания, но если это буду я, мой уровень глюкозы подскочит и у меня будет шок. У меня нет такого крепкого тела, о котором говорил Дон Хуан".

"Маги любят смелость. Очень важно быть смелым, но не безрассудным".

"Наверное, 10 заданий, из тех, что Дон Хуан дал мне и другим ученикам, было бы достаточно, чтобы достичь того, к чему мы стремимся, но он дал нам 500. Остальные были в основном развлечением для самого Дона Хуана. Он не ходил, в кино, поэтому он развлекался, глядя на нас. Дон Хуан делал колоссальные вещи, но он также получал массу удовольствия благодаря нам".

Кастанеда спросил Эллис, который час, и она сказала ему, что у него есть еще семь минут. "Меня поражало в Доне Хуане то, что он уделял мне и другим своим ученикам все свое внимание. Он был целиком с нами. Это было так необычно. И Это было важнее всего для меня. Но Дон Хуан говорил мне, что Нагуаль похож на занавес. Это нечто может рассказывать вам истории, указывать на вещи, оно может уделять вам внимание, но никогда не заглядывайте за него, потому что там ничего нет. Это так. Там действительно пусто".

"Мой отец, как и многие люди, просто хотел, чтобы его любили. И он постоянно ждал, что его откроют, что кто-то уделит ему внимание. Он ходил на вечеринки и стоял у книжной полки, читая книги, косясь по сторонам и ожидая, что кто-то подойдет к нему. Он надеялся, что это будет женщина, которая подойдет и спросит его: "А что вы читаете?" И он мог бы сказать: "Альберт Камю. Я разочарован в нем. Глубоко разочарован", и он мог бы развить мысль о том, что Камю ничего не говорит и почему это для него столь разочарующе.

Другим вариантом мог бы быть хиппи, играющий на гитаре. Кто-то спрашивает его: "Вы музыкант?" и этот парень отвечает очень отрывисто, как они это делают, желая быть похожими на поэтов". Он изобразил человека, читающего вслух глупые стихи. "Или тот голый тип, делающий Тай Цзи, который околачивался вокруг Беркли, в поисках дома, перед которым он мог бы раздеться и заняться Тай Цзи, ожидая, что его заметит какая-нибудь женщина. Он сказал бы: "О, я не знал, что кто-то живет здесь. Я извиняюсь". Потом, он бы прикрылся и спросил бы: "Это вы хозяйка этого дома? Такой чудный оазис". Женщина сказала бы: "Вам действительно нравится этот дом?" и пригласила бы его на чашечку кофе".

Кастанеда повернулся к Эллис и сказал: "Эллис знает про это. Это кусок из готовящейся книги Эллис о жизни на побережье Калифорнии, которую собирается издать Клиргрин". Эллис посмотрела на него смущенно и удивленно. "У меня есть еще одна история из ее книги про музыканта". Эллис остановила его, сказав: "Хватит, я думаю, что уже пора". Талиа вышла и сказала: "Вам пора уходить". Кастанеда сказал: "Но у меня есть еще четыре истории, я хотел рассказать еще историю про буддиста. Ну, ладно, в другой раз. Мы же встретимся в следующее воскресенье, так ведь?"

Подпись автора

The Power of Silence