Дом Танцев, Санта-Моника, суббота, 29 марта, 1997 года

Ричард Дженнингс. Суббота, 29 марта, 1997
Танцевальный зал, Санта Моника
6:15 - 8:15 вечера

(Все из Клиргрин присутствовали, кроме Дитя Луны и Карины. Из воскресной группы были Дэниэл, Ларри, Пол, Грег, Маркос, Тортон, Вирджиния, Нина, Дарби, Кейт, Пабло, Катлин и я).

(До того, как мы начали, я стоял у двери, подошла Флоринда и поздоровалась. Я сказал ей: "Вчера вечером нам тебя не хватало". Она спросила: "Ты уже вчера вернулся? Пойдем в ванну, ты мне покажешь свой шрам". Разумеется, мы никуда не пошли).

Мы начали с вращения плечами вперед и назад, руки при этом были сжаты в кулаки. Потом мы дышали кулаками, делая вдох и поднимая руки перед собой, а затем смотрели вверх, и выдыхали, опуская кулаки в стороны.

"Я только что вспомнил тот фильм, на который меня не пустили, когда я пользовался пропуском отца своей девушки, мистера Такера - он был руководителем крупной страховой компании и ни за что на свете не воспользовался бы бесплатным пропуском в кино. А мы с ней ходили по нему, и я подписывался мистером Такером. Но, когда мы пришли в один из кинотеатров, билетер сказал: "Так Вы мистер Такер? Ха! Вы мистер Тёрд! (Mr. Turd - мистер говнюк)" Он не пустил меня. Я вспомнил, что кино, на которое я не попал, называлось "Геркулес без цепей", со Стивом Ривсом в главной роли. Я думаю взять его на прокат, чтобы снять с себя это проклятие. Раньше, я считал, что это был фильм "Пираты Моргана", но он совсем недавний. Это был все-таки "Геркулес без цепей". Я ходил в тот же спортивный зал, куда ходил Стив Ривс, когда мне было 15". Он спародировал сверхъестественный глубокий голос Ривса: "Он попросил меня встать ему на спину. И Джек ЛаЛейн тоже был там". Джек ЛаЛейн мог выблевать отдельно молоко, крекеры и бананы, которыми его кормил его менеджер. Он изобразил это историю. Нури заметила, что она не могла бы представить себе, что кто-то делает подобное в комнате, где есть женщины.

"В те дни не было стероидов. Все употребляли специальный порошок для наращивания мускулов. У всех, кто его употреблял, была такая металлическая отрыжка".

Кастанеда вещал как индийский гуру: "Бог не породил женщину. Женщина была создана, божком статусом поменьше. Это был Рана, полубог. А потом Рана встретил Прану и так родилось самое ужасное существо: Рана-Прана!" Некоторые из женщин заворчали по время этой проповеди. Кастанеда обнял рукой Лоренцо и сказал: "Хорошо, что нас создал настоящий создатель, а не мелкий божок".

"Эти женщины очень сильные, они свирепые. Они непокорные. Если эти раны-праны, созданные мелким божком, победят, то мне и Фабрицио придется покончить жизнь самоубийством". Фабрицио сказал: "Я не такой фанактик".

Нури заявила, что прошлой ночью Зайа во сне изобрела лекарство от рака. Зайа объяснила: "Человека нужно запустить в комнату, где его будут жалить пчелы. И он излечится". Карола сказала: "Нет, это лекарство от ревматизма". Нури продолжила: "А мы кое-кого вылечили. У нас даже архивные записи есть. Мы не любили одну женщину, мы сделали по ее подобию куклу, как делают вуду, и сожгли ее. У нее был рак, но после того, как мы сожгли куклу, она выздоровела. Теперь она не болеет. Нам нужно открыть клинику. Майлз согласился быть первым доктором в клинике.

Кастанеда добавил: "Мой доктор, та, которая пропала, хотела основать клинику, чтобы исследовать воздействие Тенсегрити. Она не хотела делать Тенсегрити, но она хотела все-все замерить. Кому это надо? Вот где находится лаборатория, вот над чем нужно работать", он указал на свое тело. "Нам нужно разрабатывать живот". Он посмотрел на меня: "Нам нужно заботиться о своих грыжах". Потом он подошел к Грегу и Тортону и сказал: "Я вижу, что у вас развивается грыжа".

Затем мы сгрудились вокруг колонны около входа. Кастанеда задержался там как минимум на 45 минут.

"У вас у всех растут конусы, и у некоторых они становятся все острее и острее, как будто их заточили точилкой. Этот конус давит на определенную область в верхней части светящегося яйца. Флоринда и Кэрол, там не были, но они вас догоняют".

"Карола теперь очень молчалива. Но у нее тоже растет конус, хотя ее там и не было" (на семинаре в Лонг Бич, который проходил в пирамидальном здании).

"Вам нужно раздобыть газету со статей о секте Врата Рая, с историями о ритуалах самобичевания. А еще статьи о главе японской секты Аум, как он продавал унцию его "телесных жидкостей", его мочу и кровь за $8000. Собирайте такие статьи. Жаль, что я не начал собирать их раньше. Мне нужно было начать с Джонстоуна". Флоринда вскочила: "Да, там 900 человек убили". Кастанеда ответил: "Э-э, ты так не говори. Ты не знаешь сколько". Потом он повернулся ко мне и спросил "Сколько их было?" Я ответил: "Более 900", и Флоринда сделала ему такой жест, словно говоря, "плати, ты проспорил".

"Пусть у вас будет коллекция таких газетных статей, и когда вас спросят, чем вы занимаетесь или есть ли у вас проблемы с обществом, вы можете показать их. Продукты Флаеров".

"Вы меняетесь. И это удивительно. Есть и такие, кто был с нами на протяжении долгого времени и совсем не изменился. Это отвратительно. Им не следовало со мной связываться". Потом он указал на Нину и Дарби и сказал, что у них развивается конус на голове. "Они сильно изменились. Они сожгли недавно много фотографий. Возможно, это помогло. Сжигайте, сжигайте ваши фотографии. Сжигайте вашу историю. У нас слишком много щитов. Это проблема многих из воскресной группы - у вас слишком много щитов. Дарби и Нина избавились от этих щитов".

"Я удивлен. Я имею в виду, что Дарби очень дружелюбна, но Нина - на нее только не так посмотри, и она съест что-то не то или голову тебе откусит. Я думал, что для нее это будет тяжело, но она тоже справилась". (Позднее, я разговаривал с Дарби, я спросил ее о фотографиях, которые она сожгла. Она сказала, что Нина избавилась от многих, а она "выкинула только некоторые". Она сказала, что они вместе занимались перепросмотром. "Мы пошли на природу, и там была яма для барбекю. Я положила туда немного одежды, которая у меня была с собой).

"Нам нужно сделать что-то, чтобы встряхнуться. Джигу, например". Дарби станцевала экспромтом джигу. "Ага, это должен сделать Рич Дженнингс. Серьезный адвокат должен вскочить и сплясать". Тортон подтолкнул меня. Я стал отнекиваться, сказал, что у меня ноги не гнутся. "Да. Встань прямо перед судьей, скажи: "Минуточку, ваша честь" и станцуй джигу. Избавься от своего авторитета. Совсем".

"Эта женщина была продюсером Феллини, когда я ответил ему, что не собираюсь снимать фильм по книге - потому что он не хотел экранизировать книгу, он хотел делать что-то свое - она неудержимо разрыдалась. Я не мог в это поверить. Я хотел сделать что-нибудь, чтобы она прекратила. Она сказала: "Да, нет. Все в порядке. Это просто такая техника, которой я пользуюсь, чтобы избавиться от стресса. Я научилась этому в Швейцарии".

"Я не могу так плакать. Мужчины не умеют плакать. Их слезный канал пересох, и они больше не могут плакать, потому что их за это осуждают, им говорят, что плакать нельзя". (Кэрол постоянно отрицательно трясла головой, имея в виду, что слезный канал не может "пересохнуть".) "Лоренцо постоянно плачет, но я даже не могу представить, чтобы Юлиус плакал". Брюс сказал высоким голосом: "Я плачу за нас обоих". Кастанеда продолжил: "Это может служить для вас еще одним способом сломать щиты".

"Я не смеялся многие годы. Когда я, наконец, снова стал смеяться, я дважды попадал в больницу, потому поперхнулся и весь посинел. Раньше во время долгих перелетов я обычно сидел как вкопанный в самолете и смотрел кино, не говоря ни слова, не смеясь, ничего не делая. И попробовал бы кто побеспокоить меня с какой-нибудь глупостью. Именно эта самая мрачнуха и заставила меня рассмеяться. Я был со своим дружком, CJ, и я был очень серьезен, но он постоянно смешил меня".

"Мне нужно сделать что-то с моими глазами. Но мне придется сделать это совершенно беспристрастно. Не важно, будет ли это операция или что-то иное. Это именно то, чего я ищу в настоящее время - как бы сделать такой скачок".

"Мне не приходится водить машину. Меня возят Талиа и Кайли. Но мне гораздо лучше, если я сам за рулем".

"Какие проблемы есть у нас на самом деле? Какие проблемы есть у Брендона Скотта? Только одна - он ангел". Брендон ответил, имея в виду его игру в магическом театре, где он играл очень нервного ангела: "Да, и мой нимб трясется".

"Мы как-нибудь сделаем "попурри" из магического театра на воскресных занятиях. Начнем на следующей неделе. Мы возьмем в аренду самую лучшую аудиторию и сделаем "лучшие сцены". Лури упомянула сцену, в которой Юлиус играл пастуха, Лоренцо был Иосифом, а Кайли была Дева Мария. Секрет состоял в том, что Иосиф был педиком, а святая Дева шлюхой. Кастанеда рассказал, что вечером во время парада геев, они отправились поужинать в ресторан Фигаро в западном Голливуде, "там был один парень, 100%-ный гей, который танцевал в деревянных башмаках и был этим чрезвычайно доволен". И на следующий день Кайли появилась в этой сцене "точно так же скача в деревянных башмаках. Поэтому Кайли будет танцевать свой танец". Флоринда воскликнула: "Да, это было на следующий день после того, как я встретила Зорро на вечеринке" (Она имела в свою первую встречу с Кейтом Фишером). Кастанеда ответил: "Э-э, не так. Ты сама не знаешь, что говоришь. Это было гораздо раньше". Карола и другие согласились с ним. Кастанеда продолжил: "Фаусто был с нами в ресторане семь лет назад".

Зазвонил мобильный. Кайли схватила трубку и вышла за дверь в холл, чтобы послушать. Кастанеда заметил: "У Кайли есть секреты. Кто бы это мог быть?" Кайли вернулась и увела Флоринду. Кэрол тоже ненадолго отошла, но под конец вернулась.

"Йоги Бхаджан должен был заменить Фреда в Эсалене 20 лет назад. Я видел его впервые. Я пошел с некоторыми коллегами по антропологии на лекцию. Когда Йоги Бхаджан работал в аэропорту, кто-то заговорил с ним и спросил его, знает ли он какого-нибудь йога. Йоги Бхаджан сказал: "Вам не нужно ходить к йогам. Я научу вас сам". Так его "открыли". На его первом занятии в Эсалене было столько лоховства из третьего мира, что люди просто выли от смеха. Больше я его не видел. Двадцать лет спустя он уже "Йоги Бхаджан", у него больше 250000 последователей, который платят только членских взносов по 20 долларов в месяц".

"Я ходил смотреть на него вместе с Клод (еще одно имя Нури). Он хотел, чтобы Клод присоединилась к ним. Он пернул во время лекции и стал разглагольствовать насчет того, как прекрасно и полезно для здоровья пердеть. Они запердели весь ашрам луком, потому что все ели лук. А поскольку так сделал Йоги Бхаджан, что все ему подражали".

"Мы ходили в ресторан на Фейрфакс, которым владел сын Йоги Бхаджана. Этот парень носил на себе золота тысяч на сто, цепочки, браслеты. Я думаю, что если бы случился кризис или что-то такое, то он бы выкарабкался, продав их". Он изобразил, как он стоит с цепочкой и говорит: "Золото! Золото! Отпустите меня!" "Но с ним было что-то не так". Эллис добавила: "У него было умственное расстройство и ему приходилось посещать клинику". Кастанеда продолжил: "Да, у него было что-то не в порядке. Он не был похож на своего отца, который был просто монстр".

Когда мы расступились, он сказал: "Давайте сделаем длинную форму". Мы сделали первые 17 движений - наклоны и прыжки вперед. Потом Кайли показывала нам пассы Подготовки к Намерению. Она "включилась", и он поправил ее: "Нет, нет, нет. Здесь не надо "включаться". Просто двигай ногами. Нельзя постоянно включаться". Он отметил, что включаться нужно после "Шагов Природы", там, где надо вращать вперед руками и ногами, включаться нужно непосредственно перед этим. Еще было изменение в пассе "Открытие Двери" – рука сзади теперь была повернута к телу, а не от него. Кайли постоянно не могла сориентироваться, какой пасс следующий, казалось, что она не делала этот пасс некоторое время".

Кастанеда понюхал воздух и пожаловался: "Кому-то не помешало бы средство от потливости". Он обнюхал Талию и Кайли. Потом он понюхал себя и сказал: "А, это я. И дыхание у меня тоже плохое. У меня металлический привкус во рту. Я слишком много качался и до сих пор у меня в организме остался этот порошок".

Найи робко пошутила по-французски про потливость. Зайа рассказала, что на лекции о сексуальности в средневековье она узнала, что пукание было важным аспектом секса. Это натолкнуло Кастанеду на мысль: "В Швейцарии, есть такой танец, когда мужчины танцуют с платками, зажатыми подмышками. Они потеют и потом вынимают его перед женщиной, и это ее возбуждает".

"Клод задержалась вчера. Мы говорили о кое-каких нужных материалах, которые она передала мне в большом конверте. Я собирался выпустить ее, и открыл задвижку. У нас на глазах задвижка, сама по себе задвинулась обратно. Мы оба были поражены. Я проводил ее и по пути назад я пытался просчитать вероятность этого. Это было глупо, потому что вероятность равнялась нулю. Эту задвижку тяжело двигать, и что, она сама задвинулась?"

"У Клод есть странная способность влиять на вещи. Когда она вернулась в 17 лет оттуда, где была, она была в доме, и у меня был компас на столе. Стрелка компаса вдруг начала вертеться. Чтобы так нарушать полярность необходимо сильное воздействие, но такие вещи постоянно случаются вокруг Клод".

Снова зазвонил телефон, это звонила Найи, она сказала, что его рукопись готова, и она принесет ее. Спустя шесть минут он заволновался, потому что думал, что, когда она звонила, то она была уже внизу. Он подумал, что то существо, которое задвинуло задвижку "забрало ее".

"Это интересно. Это надо видеть. Подобные инциденты. Мы уже потеряны. Я потерялся тоже, но я заблудился в другом направлении. Я потерялся навсегда. Быть потерянным и вечно блуждать очень увлекательно, с тобой случаются разные вещи, и ты получаешь разные ключи к разгадке. Самое ужасное, это делать одно и то же изо дня в день, и думать, что ты будешь заниматься этим до самого последнего дня".

"Для нас есть новая возможность - стереть границы светящегося яйца. Это может оказаться для нас ключом к тому, как стать неинтересным для Бобби".

Подпись автора

The Power of Silence