Дом Танцев, Санта-Моника. Вечерние занятие 30 декабря 1997 года

30 декабря 1997 года
From: berserk@zmail.ru
;Subj: [magex] Евангелие от Кори. Еще кусочек.
From: Corey Donovan coreydon@earthlink.com

Сегодня я закончил свои записки об этой сессии. Эта та самая сессия, о которой Дэниэл упоминал, когда некоторое время назад он обсуждал, признавал ли Кастанеда, что некоторые пассы он заимствовал у Ховарда. Дэниел упоминал эту самую сессию, когда Кастанеда ближе всего из услышанного нами подошел к тому, чтобы сказать, что некоторая часть пассов происходит от Ховарда Ли. Поскольку существует определенный интерес к Ли, и он проводит в настоящее время семинары в Европе и Южной Америке (возникают вопросы, насчет его роли гуру, сексуальной эксплуатации и использовании в своих интересах организаторов этих семинаров), я подумал, что многие из этого мэйл-листа заинтересуются полным описанием этой конкретной сессии:

Понедельник, 30 декабря 1997, Танцевальный зал в Санта Монике, 8-9 вечера

[Кэрол, Нури, Тичо, Талиа и Кайли отсутствовали. Из Воскресной группы были Грег, Пол, Дэниэл, Тортон, Дарби, Нина, Ларри, Банни и я.]

[Прежде чем мы начали, на первом этаже я показал Гранту, Эллис и еще нескольким картинки из книги о дикой природе с изображением растения Тойон, которое Кастанеда упоминал в воскресенье, и другие растения с желтыми цветами, которые могли быть дикой травой, которую он упоминал. Эллис показала Кастанеде книгу, когда он вошел. Он повертел книгу в руках, не увидел желтых цветочков и сказал "Это цветы. То про что я говорил, была просто трава". В общем, он ничего не узнал там. Кастанеда взял меня за руку и сказал: "Я хочу дать вам еще несколько дат", он имел в виду дни рождения и положение Северной Короны, которые я для него готовил, "тогда все будет готово".]

Кастанеда начал: "Кайли и Талиа отсутствуют. Большие девочки в плохой форме. Талии нужен капитальный ремонт и перепрограммирование. Они уже не те, с тех пор, как увидели Флаера. Голубая Лазутчица затащила их куда-то, и они увидели этого крокодила, стоящего на собственном хвосте. Именно так Дон Хуан описывал Флаера, но они никогда не слышали от меня такого описания. Теперь они могут кричать. Талиа издает прекрасные вопли, когда взволнована. Я прикинулся его преосвященством Осгудом: "Спасена ли ты?", и она закричала. Но они сейчас здорово прогрессируют. Они продвигаются как сумасшедшие.

Кастанеда пошел назад и привел Эрин и Нину на место Кайли и Талии. Он также сказал Кароле "Ты будешь заменять Талию, президента Клиргрин".

Мы начали с вращения плечами вперед, долгой растяжкой шеи, мы прижимали подбородок к груди, потом слева, потом справа. Мы выполнили дыхание верхней частью легких, поднимая руки кверху локтями в стороны и кулаками, почти соприкасающимися тыльными сторонами ладоней. Это был вдох. Затем на выдохе, руки разводились в стороны, но не совсем, а слегка согнутые, большой палец указывал на туловище, а кулаки были плотно сжаты. Он сказал нам, что это было поверхностное дыхание. Потом мы делали круги руками, особенно левой.

Кастанеда сказал нам: "У меня были плечи интеллектуала. Когда я впервые начал выполнять эти круги и другие движения, у меня был небольшой размах движений рукой. Я думал, что двигаю ими назад до предела, но я всего лишь делал маленькие кружки наружу. Я работал с Ховардом Ли. Ховард был моим учителем Кунг Фу на протяжении 10 лет [с 1974 по 1984, согласно Ховарду]. Он был прекрасным учителем Кунг Фу. Я пошел к нему, потому что я хотел больше движений, я хотел изучить боевые искусства и приобрести более совершенные, полные движения.

Тайша и Флоринда стали мастерами карате. У меня была их фотография. Флоринда стащила ее. Флоринда вмешалась: "Мы выглядели как жертвы концентрационного лагеря". Кастанеда описал форму, которую они носили. Флоринда сказала нам: "Это были фотографии для журнальной статьи, рекламирующей карате. Я уничтожила картинки и свалила это на Глобуса и Фобуса, а потом и сама в это поверила. Иначе, ты бы показал эти фотографии". Кастанеда ответил: "А, тогда хорошо, что ты их уничтожила. Спасибо. Спасибо Флоринда".

"Связь боевых искусств и Тенсегрити уходит в прошлое к нагуалю Лухану, но и после него у нас была просто форма его движений, без рационального обоснования. И только Клара Боэм, обладавшая познаниями в боевых искусствах, восстановила рациональную основу этих движений, придав форму многим движениям, которые мы делали. Изначально я делал движения так же, как их делали маги, так же хреново. Они плохо выполняли движения, они фокусировались на восприятии и на изменении восприятия, поэтому движения не были их сильной стороной. Я же хотел и того и другого.

"Маги следовали плану. Этот план предполагал, что я сгорю в огне изнутри в '87. Но я так и не сделал этого до сих пор. Мы собрали эту чудесную группу, и Кэрол вернулась, но я так ничего и не сделал.

"Итак, я работал с Ховардом Ли". Он долго изображал китайский мямлящий акцент Ховарда Ли, как будто с переполненным ртом. "Он был прекрасный практикующий, очень одаренный. Очень жаль, что он больше не преподает кунг фу. Он считает это ниже своего достоинства. Еще он был превосходным мастером иглоукалывания, но и этим он больше не занимается. Он просто исцеляет прикосновением своего пальца. Но он был просто великолепен. Чтобы работать с Ховардом Ли, нужно было расстаться со своим "Я", поскольку он был настолько превосходен, что даже самые лучшие его ученики не могли с ним сравниться. Он всех нас критиковал. Требовалось полное отсутствие "Я" даже просто, чтобы стоять рядом с Ховардом Ли. Он говорил мне: "Ты не делаешь это хорошо. Ты мог бы делать лучше". Он спрашивал меня: "Почему ты так стоишь?" Я отвечал: "Ну, мне так проще расслабиться. Я просто вот так стою". Ховард говорил: "А почему ты не сядешь". Он изобразил его медлительный акцент: "Да, почему ты так не делаешь? Почему ты просто не сядешь?"

"Когда Ховард Ли закрыл свою студию, его ученики очень расстроились. Мы говорили ему, что он мог бы поднять цену, но не видел в этом смысла. А поскольку он был китаец, он облажался. Он был очень жестким, если он решил что-то, он никогда не изменял своих решений. У матери одного из учеников был нарыв на ноге. Она была очень богатой. Она пришла к нему, и он поработал иголками. Он велел ей отправляться домой, и вернуться через две недели. У нее было много денег, и она хотела платить ему $20000, чтобы он работал с ней каждый день или каждый час. Сын этой женщины попросил: "Выставьте ей счет на $2000". Ховард ответил: "Зачем? Она же и так выздоровеет". И она выздоровела, через пару недель, и это обошлось ей в пару сотен долларов. Ховард был как собака. Он мог сделать на этом много денег, но он не получил их, или же не видел в этом смысла.

"Я чувствовал себя очень обязанным ему. Он очень помог мне с движениями. Я спросил его, можно ли мне посвятить ему книгу. Он изобразил мямлящий ответ Ховарда: "Ну, если хочешь". Позже он сказал мне: "Тебе ни к чему испытывать тщеславие из-за того, что ты пишешь книгу", как будто я говорил высокомерно и помпезно насчет того, чтобы посвятить ему книгу. Он знал меня под именем Карлос Аранья. Однажды я захватил его с собой в Мексику, где у меня было полно работы над книгами, версия Рандом Хаус и мексиканский перевод, на которые я должен был взглянуть. Я показал то место, где хотел сослаться на Х.Й. Ли. Ховард ответил: "Ты Карлос Кастанеда?" Он читал мои книги и сказал: "Я позаимствовал много своих идей из этих книг". Это совершенно изменило его. Он больше не был со мной прежним. Обычно он был со мной действительно спокойным и естественным, он делал мне иглоукалывание, но после этого он был уже не тот. И я больше не вижусь с ним. Он один из двух человек, с которыми я связан тем, что хотел помочь им.

"Крис, с которым я вместе вырос, всегда страдал от моей недоброжелательности. В один день я пришел к нему и спросил: "У тебя когда-нибудь возникает чувство, что есть некое иное существо, которое контролирует то, что мы делаем и как мы ведем себя?" Он ответил: "Вот это да! Вот это человек, которого я действительно уважаю как интеллигента. Я просто не могу поверить, это просто отвратительно, слышать, что ты говоришь такие вещи". Я сказал: "Ладно, забудь об этом. Мы все иногда совершаем промахи". Этот парень был так настойчив, что я так и не поделился с ним ничем. А потом его убили. А Ховард Ли - это второй. Я помог бы ему, если бы я только мог, но это просто невозможно ни коим образом.

"Мы не общаемся. Я не шлю ему открытки на Рождество. Ну какую открытку я могу послать ему? Вы же знаете, как тяжело выбрать рождественскую открытку и подобрать слова к ней", пошутил он. Брюс прервал: "Дар на ваше имя". Кастанеда разразился смехом.

"Был еще один хитрый тип, китаец, но настоящий американец, которого звали Маршалл Хо, который преподавал атакующее и защитное Тай Цзи. Он был, в общем-то, шарлатан, который собирал с людей деньги. Он не был подлинным практикующим, он просто умел разговаривать. Он преподавал в Диснеевской школе. Ховард был у него подмастерьем, взамен этого Ховард получал уроки. Ховард действительно был его мальчиком на побегушках. Он использовал Ховарда, чтобы тот показывал что-то на занятиях. Он говорил ему: "Тебе придется поднапрячься. Тебе придется превзойти себя. Просто чтобы сделать это грациозно". И этот парень начинал выполнять дурацкие движения. Ховард сказал: "Ааа, это не выглядит очень хорошо". И Ховард сделал что-то такое, и просто швырнул этого парня через всю комнату". Это был всего лишь классический прием в этой традиции боевых искусств.

"Однажды у Ховарда была нервная реакция на что-то, и из-за этого у него появилось небольшое выпадение волос сбоку на голове. Потом оно разрослось, пока не стало занимать большую площадь. У одного моего знакомого как-то случалось подобное с бородой. Это началось с небольшой части его бороды, а затем расползлось оттуда, пока не заняло чуть ли не половину его лица. Оно никогда не распространялось на все лицо, это бы было здорово, избавиться от бороды. Но это происходит только с половиной. Не думаю, что можно использовать намерение, чтобы избавиться от этого. "Убери это. Намерение. Намерение".

Маргарита Ньето тоже много ходила к Ховарду. Я всегда посылал к нему кого-то, потому что хотел помочь этому парню". Маргарита пробормотала что-то в ответ. Кастанеда продолжил: "Ну, да, ты ходила к Ховарду, и он помог тебе выразить себя". Он снова спародировал мямлящий акцент Ховарда.

"Многие движения, которые я вам показываю, например круги руками, я позаимствовал у Ховарда Ли. Они улучшены благодаря Ховарду Ли".

Мы завершили вторую часть дыхательного движения, дыхание, которое начинается, когда руки опущены перед телом, потом делаем круги перед собой и разводим ладони в стороны. Это на вдохе. Потом вы выдыхаете, поднимая руки локтями назад вдоль боков на уровень груди или выше. Странно выдыхать таким образом, потому что вы тянете вверх диафрагму, поэтому он называл это "неделанием дыхания". Оно было очень мягким по сравнению с первым дыханием, и Кастанеда сказал: "Оно мягкое, но может вас вырубить".

Пару дней назад Кароле исполнилось двенадцать лет, а она все еще не имеет Флаера. В ее школе полно Флаеров, и полно возможностей подцепить Флаера, но до сих пор ей удается успешно увертываться. Когда я увидел ее в первый раз, к ней прикрепились три.

Но когда вы разговариваете с ней, вы не разговариваете с Флаером. Может, это и немного, но она намного впереди тех, кто представляют собой разум Флаера. Она не может втянуть вас в псевдоинтеллектуальный разговор. Но из нее чертовски сложно вынуть какую-нибудь информацию. Вы можете спросить ее: "Что ты думаешь об этом?" или же "Ты видела это?" Все, что вы получите в ответ, это: "Нет, я не знаю" или "Нет, я не видела". Это как выдергивание зубов. Ей нужно быть агентом, потому что, она как мой агент, все время держит язык за зубами.

Она работала в офисе Джулиуса, и вполне справлялась, принимала звонки и делала другую работу. По сравнению с другой женщиной, которая "умирала от желания поработать с ним", которая говорила, что она готова "сделать все", чтобы работать с ним, быть с ним. Она работала несколько дней в офисе с Трейси и она уже готова была сорваться. Под конец у нее волосы стояли дыбом, и она не в состоянии была нажать кнопку на телефоне, она только ерзала в кресле. В общем, ее уволили.

"Это мне напомнило одну женщину, которая была секретарем в Отделении Антропологии, миссис Бэк, это от нее я подцепил выражение "друууг". Она говаривала: "Друууг. Я сделаю все, чтобы пойти с вами, друууг". В конце концов, я предложил ей кое-что. Я сказал ей: "Вам надо состричь эти кудри". У нее были такие кудряшки вокруг лица, из-за которых она выглядела как маленькая девочка, а ей было уже за тридцать. Я сказал ей: "Они слишком моложавы для вас. Из-за них вы выглядите старше". Она завопила: "Ааааааааа!" Я сказал: "Не волнуйтесь, это была просто шутка". Она сказала: "Уф, я подумала, что вы действительно имели в виду, что мне надо состричь кудри. А я сделаю все, чтобы пойти за вами". Что она хотела этим сказать, если она явно отказалась стричься? А она говорила "Я сделаю все". Что люди имеют под этим в виду?

"Сегодня вы выучили дыхательные движения, и это очень важно, потому что от недостатка тренировки легкие действительно изнашиваются. Секрет в том, что их можно восстанавливать. И это очень важно и вам следует делать это все время".

Greetings.

Подпись автора

The Power of Silence