Семинар Тенсегрити, "Итак, я побывал на семинаре в Буэнос-Айрес..." Буэнос-Айрес 1999 года

Итак, я побывал на семинаре в Буэнос-Айрес. В отличие от других семинаров, там я не делал записей.

Однако я постараюсь отразить здесь то, что там происходило. Я прочитал записки "X" о семинаре в Барселоне. Он был похож на семинар в Буэнос-Айресе. Я хочу подчеркнуть, что не существует никаких записок об этом семинаре, хотя порой мы находили там ответы на некоторые наши вопросы.

Инструкторы передали нам нечно неописуемое: они вновь утвердили нашу связь с намерением. Они вознамерились устранить любой разрыв между их словами и фактами. Они говорили нам о том, как важно быть алертными, призывая нас быть более внимательными в нашей повседневной жизни. И они помогали нам быть алертными, и не только с помощью советов, но и с помощью практики магических пассов.

Они практиковали в обычных рубашках, сделанных специально, с нанесенными на них изображениями пассов из серии Поготовки намерения. Они были белые и черные. Я вспоминаю пару моментов, когда Дариен Доннер и его партнер входили, одетые в желтые блузы. Они быстро запрыгивали на сцену, и без всяких предварительных объяснений начинали практиковать пассы, заставляя нас действовать на полной скорости. Они делали энергичные шаги, высоко поднимая колени, из серии Пяти интересов. Быстро. Проворно.

Казалось, что с помощью движений они приглашают нас и говорят: "Эй! Будь внимателен!" В другой раз они так же ворвались в своих ярких желтых блузах, "блузах внимания" и немедленно втянули нас в повторение их движений. На этот раз они делали импровизированные прыжки вправо или влево: "Два влево! Один вправо! Один медленный влево! Пять коротких вправо." Таким образом они включали наши тела.

Последующими многочисленными "Turn it on!" они заставляли нас выполнять пасс "Включение тела" из серии Подготовки намерения. Я помню что Майлз проделывал это много раз, прося нас двигаться одновременно. В этом не было никакого нажима, а напротив, легкость. Это было приглашением разделить с ними текущий момент.

Когда практикующие из группы, которая существует здесь, в Уругвае, собрались, чтобы поделиться своими впечатлениями, все единодушно сошлись на ощущении динамизма и юмора, которыми был проникнут семинар. Семинар был одним большим уроком, и они ничего не ожидали взамен. Там была практика, лекции и танцы. Им удалось превратить нас в участников их энергии и, каким-то образом, сделать нас текучими. Они пригласили нас разделить с ними настроение воина.

Они говорили нам о том, как быть внимательными, как наблюдать детали вещей, мира, который вокруг нас. Они говорили, что не следует просто бросать взгляды и давать определения: "Это дом, это дерево"... Мы должны заглянуть с другой стороны, чтобы видеть детали, чтобы выйти за рамки нашего упрощенного и обыденного описания мира. Например, на вопрос о том, как мы должны вести себя при встрече с теми, кого мы любим, с теми, с кем мы связаны, будь это жена, или мама, или еще кто-нибудь, они отвечали, что мы должны смотреть на них как на нечто волшебное, избавляясь от привычки рассматривать других как данность, повторяя себе: "Да, я знаю что он за человек, как он будет реагировать..."

Нет. Мы должны рассматривать других как волшебство, с благоговением. Мы не должны воспринимать их как данность. Фактически, это правило применимо ко всему: встречать мир как волшебство.

В другой раз, отвечая на вопрос о сновидении (который задал человек, который регулярно видит свои руки во сне и который хотел бы знать, что ему делать дальше), Гевин Алистер сказал, что хотя это и не было его предрасположением, но что ему совершенно ясно, что сновидение не может быть чем-то, что намеревается на ночь, затем обсуждается как экстравагантный анекдот, после чего продолжается неизменная повседневная рутина. Он сказал, что мы должны намеревать привнесение внимания сновидения в нашу повседневную жизнь, и что величайшим достижением является иметь такой взгляд 24 часа в сутки. Видение мира как чего-то чудесного все 24 часа суток, а не только в сновидении.

Я помню смешную историю, которую рассказал Брэндон Скотт. Он сказал, что как-то раз он позвонил нагвалю чтобы спросить, действительно ли есть прогресс, который он чувствует, или он застрял. И однажды ночью Кастанеда позвонил ему и сказал: "Ты знаешь, Брэндон, я читал энергию на стене и она сказала мне, в чем твоя проблема." "Правда?" - отвечал Брэндон. "Да. Твоя проблема в том, что ты подсчитываешь свои выигрыши в различных сферах твоей жизни. Например, ты говоришь себе, что на финансах тебе удалось сорвать 80%. На взаимоотношениях с близкими - 60%. Но я собираюсь предложить тебе решение твоих трудностей: ты давно проиграл во всех отношениях. Подумай об этом, и ты увидишь, насколько тебе станет легче..."

Мы выполняли укороченную версию пасса Абстрактной симпатии к Земле, которая называлась "usted" (почтительная или вежливая форма обращения в Испании), которую хорошо делать перед перепросмотром. Они сказали, что кто-то спрашивал у них, можно ли выполнять эту форму на улице, чтобы непостредственно прикасаться к Земле. По этому поводу они объяснили две вещи. Во-первых, они сказали, что нет проблем в том, чтобы практиковать на улице, но что это опасно, поскольку мы "открываемся" во время практики, и ветер может проникнуть внутрь нас, ветер, который не является ветром. Во-вторых, они сказали, что, говоря "Земля", они не имели в виду почву или планету.

Они сказали, что "Земля" - это весь мир вокруг без исключений, и что мы должны выражать свою абстрактную симпатию ко всему, включая мат, на котором мы лежим, компьютер, за которым работаем, и т.д. "Земля" - это все. Они сказали, что мы должны обращаться со всем с абсолютной внимательностью и элегантностью, и что если мы с силой хлопаем дверью, то это не так. Мы должны делать это гармонично. Тут они изобразили, как элегантно проходят через воображаемую дверь.

Различие между семинарами в Буэнос-Айресе и Барселоне выразилось в танцевальной части. Как и в Барселоне, насколько я слышал, пассы выполнялись под звуки трубы Генри Джеймса и средневековую музыку. Добавочным был третий танец в ритме "Asi se baila el Tango" Альберто Кастильо. Если я не ошибаюсь, они сказали, что дон Хуан нежно любил танго, особенно в исполнении Альберто Кастильо.

В отношении движений, исполненных под музыку трубача, я хотел бы сказать, что кроме пассов, которые выполнялись как восхитительный танец, там была также и история. Это была сатирическая версия типичного ухаживания, игры перемежающегося влечения и отталкивания, "да", которое означает "нет", и т.д. Парной игры, где один хочет, а другой убегает, и где когда один наконец говорит "я хочу", то другому уже ничего и не надо. Наконец, все заканчивается встречей двух влюбленных птичек.

Они не издавали ни звука - все делалось жестами и пассами. Можно сказать, что это был иронический взгляд на ухаживание, предшествующее спариванию. Во время второго танца магических пассов произошла другая вещь. История, рассказанная на этот раз (хотя лучше назвать это сюжетом, сутью, представлением), поразила меня как магическая и волшебная история о связи двух существ. Средневековая музыка в сочетании с гармоничными движениями двух инструкторов. Это не было пародией, просто совместное действие, как если бы они хотели показать нам альтернативу того, что было показано во время первого танца. Они показали нам волшебство, гармонию между двумя существами, без каких-либо признаков заигрывания, только настоящий момент и действие.

В этом втором танце был и третий элемент. Инструктор, которая выполняет серию тигра на новом видео, одетая, как одалиска, с темной полупрозрачной вуалью, танцевала особым образом позади них, звеня в ритм музыки кастаньетами или маленькими цимбалами. Она начала независимо, а потом присоединилась к ним. Эти трое чудесно и совершенно синхронно танцевали, выполняя пассы (в этот момент они были не инструкторами, а персонажами магического представления, существами с несгибаемой целью). Третий персонаж символизировал "намерение", которое действовало между двумя другими участниками. Магическую составляющую.

В конце, в качестве подарка аргентинским практикующим, они исполнили танго. При этом они играли двух типичных злобных "machitos" [уменьшительное от "мачо" - TN], дерущихся за женщину. Должен сказать вам, что "machitos" играли Дариен Доннер и Алекзандер, тот который не Зая. Темнокожая женщина с нового видео была "minita". Я верю, что подарок состоял в том, чтобы продемонстрировать аргентинцам внимательный взгляд на типичные шаблоны поведения, которые лежат в основе их культуры. "Machito", который перешагивает через все - это другая вариация латинского "мачо". Было бы интересно услышать мнение аргентинских практикующих на этот счет.

В какой-то момент семинара Гевин рассказал смешную историю, которую я врядли смогу хорошо пересказать, в которой Кастанеда сказал ему: "Да брось ты свою германскю херню ("alemanadas")!" В другой раз Гевин заметил, что мы все имеем свою "аргентинскую", "уругвайскую херню"... Поэтому там были эти танцевальные представления, эти уроки, в которых не было слов, но только действо, которое они нам показывали.

Днем позже после окончания семинара группа практикующих встретилась в Буэнос-Айресе чтобы освежить в памяти все, что было показано. Каков же был сюрприз, когда появились инструкторы и присоединились к практике! Что я хотел бы сказать об этом, это то, что в конце практики они пригласили нас осмотреть в полном молчании место, где мы находились и постараться запомнить все детали, включая всех присутствующих, для того, чтобы позже иметь возможность намеревать его сновидение. Они сказали, что мы позднее сможем использовать эту твердую память, если наша практика будет становиться вялой. Возвращаясь сюда, мы сможем восстановить твердость намерения, которое мы все разделяли в этот момент.

В отношении же пассов я могу сказать, что они были почти идентичны тем, что описаны у "X", хотя я не припоминаю чтобы он писал, что они практиковали шаги Танца Сильвио Мануэля и Хуана Тумы в Барселоне. И, возможно, я заметил небольшую разницу в описаниях.

Во время семинара в Буэнос-Айресе серия Восьми танцевальных шагов повторялась много раз, и по многу повторений. Я верю, что это было символом стремления инструкторов передать нам предупреждение быть "внимательными существами". Они сделали акцент на серии Areas of mystery with sound, порекомендовав нам практиковать ее в течении одного месяца, чтобы увидеть результаты. Они сказали, что все еще отшлифовывают ее, и что они представят ее на семинаре в Калифорнии в августе этого года /семинар в сан-Диего - пер./.

По поводу перепросмотра, я вспоминаю, что кто-то спросил, должен ли он ждать, пока закончит составлять список, ведь он так велик. Брэндон засмеялся и объяснил, что смеется не над кем-то, а над собой, поскольку такая же точно вещь происходила и с ним. Он сказал, что ему понадобилась масса времени, чтобы приступить к перепросмотру; Кастанеда спросил его, как обстоят у него дела с перепросмотром, и он ответил, что все еще не может закончить свой список. Конечно же, ему пришлось начать прямо с этого момента и он призвал нас не ждать конца составления списка, а начинать перепросмотр прямо сейчас, или он может не начаться никогда.

Другой важной вещью, которую они сказали, было то, что перепросмотр должен быть помещен в практику, в наблюдение шаблонов, различных проявлений, и в их изменение. Не только в наблюдение. Он должен использоваться для действия, для изменения нашего повседневного поведения. Это - "активный перепросмотр".

Мне хотелось бы выразить глубокую благодарность всем практикующим из аргентинской группы Nauta, которые, вместе с инструкторами, сделали возможным этот семинар в Буэнос-Айресе посредством многих усилий и большой работы.

Спасибо вам всем за ваше участие.

Alejandro.

From: "pipo" angakok@adinet.com.uy Subj: RE: Buenos Aires Workshop 2

Постепенно я вспоминаю все больше о семинаре в Буэнос-Айресе.

В тот момент группа наших окружила Гевина Алистера. Он спросил нас, как мы делаем перепросмотр, и некоторые из нас ответили, что мы делаем это где бы мы не находились, где угодно. В транспорте по дороге на работу, в метро, на площади... Мы все согласились, что сохраняем алертность по отношению к людям, которые нас окружают в такие моменты, и стараемся скрыть финальное обмахивающее дыхание. Он предложил нам делать такое движение малозаметным, очень очень слабым. Он показал нам, как он делает такое незаметное движение. Он незаметно поворачивал голову с одной стороны на другую, где-то на сантиметр. Он сказал, что нет необходимости сопровождать дыхание большими движениями.

Мы также спросили у него, почему Running man является единственной серией, которую они рекомендуют делать под музыку. Он отметил, что тип движений этой серии адекватен ощущениям от музыки, и что мы не должны забывать, что многие другие пассы они также делали под музыку. Он сослался на пассы, которые выполнялись во время танцевальных представлений, одни под джаз, другие под танго (в которые они включили пассы из Маскулинной серии, пассы Сильвио Мануэля и другие), и сказал, что любой пасс может выполняться под музыку. Что мы можем импровизировать в этом направлении, если мы чувствуем, что это работает для нас.

В какой-то момент семинара они попросили нас записать свои вопросы и пообещали ответить на некоторые из них позже. Я помню, что в своем ответе на один из них они сказали, что воин принимает на себя ответственность за свои действия, и что быть воином не означает уединяться на горе и делать там перепросмотр. Что мы не можем уйти и забыть про все наши долги, или оставить их как есть. Мы не можем разрушить наш мир чтобы следовать пути воина. Мы должны следовать пути там, где находимся, намеревая изменение в нашей повседневной жизни. Мы должны все привести в порядок. И они также сказали, что это имеет решающее значение для того, чтобы обрести способность сновидеть.

Alejandro.

Подпись автора

The Power of Silence