Семинар Тенсегрити, Анахейм. Я получаю наслаждение от того, что я жив, 2004 года

Вот некоторые отзывы, полученные нами от участников недавнего семинара в Анахейме, 2004.

Двусторонний Мост: Сновидение и Сталкинг.

Дорогие инстуктора:
С тех пор, как я стал практиковать тенсегрити, я получаю наслаждение от того, что я жив. Это означает получение и использование всей новой получаемой от вас информации.

На этом семинаре я научился не злиться на себя за вытаскивание моей жестяной кружки. Теперь, когда я слышу «дин-дзинь» падающего в нее знания, я могу смеяться под этот звук. Я слышу радость у чувствую энергию приключения, которое у меня есть с новым взглядом.

В следующий раз, когда я получу улыбку, я смогу ее принять.

Я начал отслеживание. У меня есть свидетель. Как сказал мой соратник: «Держись за свою шапку. Будет еще лучше.»

.... .... .... ....

Солнце высоко в небе
Размягчает тело
Лежащее на Земле.
Ветер несет повсюду
Чистые воды Сновидения.

El Sol alto en el Cielo
suaviza este Cerpo
que descansa en la Tierra.
El Viento trae dondequiera
Esueno de frescas Auas.

на языке оригинала:

SEZIONE AUREA
Il Sole alto nel Cielo
ammorbidisce il Corpo
che evolve sulla Terra.
Il Vento porta ovunque
un Sogno di fresche Acque.

.... .... .... ....

Я еду к своей маме в Сан-Диего после семинара, отслеживая мою энергию, как мне кажется. Это ощущается как мини-триатлон, так много личной истории. И я работала над этим, работала. Я стала чувствовать себя тяжелее и тяжелее. Сегодня я проснулась, и моей первой мыслью было – это не ее или моя вина. Это больше, чем мы. Это было такое ощущение свободы. Я чувствовала легкость в груди, спине, во всем моем теле.

Потом пришла мысль – может так и надо, состояние, в котором я сейчас (не лучшая моя энергия или дух, если не сказать сильнее). Может я просто через это прохожу... Я чувствую легче, более открыта к окружающему, к людям, к себе. Какое облегчение снятъ этот тяжелый груз! Слова как знаки на дороге. Мне надо найти мой собственный путь. Спасибо тебе, Западный ветер, спасибо всем вам, инструктора, спасибо всем вам, путешественники. Вы – ветер в моих парусах...

.... .... .... ....

Я посещаю семинары уже несколько лет, и каждый из них наполнен эйфорией. Таким же был и этот в Анахайме, но эйфория теперь кажется более крепкой и связанной.

.... .... .... ....

В первый день семинара, утром, я пошел позавтракать в кафе гостиницы. Было еще довольно рано, и воздух снаружи был холодным. Нам пришлось долго ждать нашего заказа. За день до этого я ехал в Анахайм вечером и съел только небольшой бутерброд. Я был очень голоден и с нетерпением ждал заказ. Моя спина была согнута, и плечи подняты вверх. Я начал жаловаться и задерживать дыхание. Я повернулся по направлению к стойке, чтобы посмотреть, идет ли официантка, и внезапно почувствовал боль в шее. Так долго я считал дни, оставшиеся до семинара, и теперь, перед началом, у меня болит шея. Я злился на себя и, так как я фокусировал мое внимание на моей усталости и на трудностях выполнения движений, все становилось хуже и хуже. В первое утро семинара я переводил и я также начал чувствовать на спине холодный воздух, который шел из дверей. Я начал чувствовать, что у меня температура, и не мог поверить, что я ждал этого семинара так долго, а теперь был в таком плохом состоянии. Из того, что я помню за последние 5 или 6 лет, что я посещаю семинары Тенсегрити, это был первый раз, когда со мной такое происходило. Я, я, я... (Или я мог бы сказать: дзин, дзин, дзин,... звук монет в жестяной чашке.)

Вечером я все еще был в зажатом состоянии. Мои плечи были напряжены, я не мог полностью поворачивать голову, правая сторона спины болела, я был уставшим и мне было холодно. Затем мы начали упражнение со свидетелем. Я уже заранее выбрал свидетеля – моего друга, который сидел рядом со мной. Но в последний момент пришел практикующий, который говорил на его языке и который не мог найти себе свидетеля. Тогда мой друг извинился и ушел с этим другим практикующим. Я повернул свою голову насколько я мог, и там был мужчина, который выглядел, как если бы он не хотел делать это упражнение. Он был один и не показывал никакого намерения попросить кого-нибудь быть его свидетелем. Я спросил его, хочет ли он быть моим свидетелем. В тот момент упражнение только начиналось. Он сказал да, но добавил, что он еще совсем новичок здесь; это был его первый семинар. Помимо всего прочего, проблемой с этим заданием было то, что у него не осталось ничего, чтобы затрагивало его в повседневной жизни, и у него не было примеров плохого взаимодействия с людьми за исключением, может бытъ, очень уж давних. Тогда я сказал ему, что я расскажу ему мою историю.

Я рассказал ему о том, что произошло за день до этого с моим боссом и после того, как я закончил, он сказал: “Вообще-то сейчас я вспомнил ситуацию, что произошла вчера на работе.” Потом он подумал немного и добавил: “На самом деле, это происходит со мной каждый день.” Я не смог удержаться от смеха, и внезапно я больше не чувствовал холод. Он рассказал мне историю о человеке на его работе, который все время говорит ему все переделывать. “Но, - сказал он, - проблема со следующим шагом этого задания в том, что эта история не воздействует на меня физически.

Мое тело не принимает никакого другого положения.” Тогда я его спросил, какие у него мысли, когда это происходит. Он ответил: “Я думаю: боже мой! Опять...” Когда он говорил эти слова, его плечи и грудь опустились, спина согнулась, глаза стали смотреть в пол, как если бы он собирался превратиться в какую-то жидкую субстанцию. Я засмеялся от возбужения. “Ты видишь, - сказал я, - твое тело полностью изменилось.” “Да, это правда,” - сказал он. В этот момент я почти уже не чувствовал боль в шее. Все мое тело было наполнено странной радостью, радостью взаимодействия с другим существом, радостью видеть движение энергии, осознавая эффект упражнения, которое мы делали. Благодаря этому человеку я соединялся сам с собой на этом семинаре.

Может, я сделал из этого события что-то слишком личное; на самом деле мне был нужен двусторонний мост. Упражнение заканчивалось, когда он говорил: знаешь, я бы действительно хотел иметь новый взгляд, но на самом деле я не вижу способа изменить эту ситуацию, потому что тот человек, о котором я тебе рассказал, никогда не изменит своего поведения, вне зависимости от того, что я сделаю или скажу. Мы как раз собирались начать с западным ветром. Я был обрадован. Эта встреча отмела напрочь мой внутренний диалог и сопутствующую ему боль.

Я был рад, что познакомился с этим человеком, и я был благодарен ему. Западный ветер привел меня в другое место. Когда я открывал трещину перед моими глазами, я чувствовал как кончики моих пальцев открывали что-то в воздухе, и когда мы сидели в тишине, я забыл, где нахожусь. Я открыл глаза. Я был посреди семинара. В мгновение до этого я полностью забыл о других людях, о форме помещения, цветах, в каком положении я сидел...

Потом была другая часть упражнения по сталкингу. Я снова встретился с моим свидетелем. В этот раз я был поражен. Он стал разговаривать с мной. Он сказал, что эта ситуация на работе не может оставаться так, что ему надо попробовать что-нибудь сделать, ему надо найти, как по-другому ответить в следующий раз. Что-то в нем сдвинулось. Он открылся. Как будто слова Рени и Эрин шли из него. Теперь он был наполнен чем-то новым. Энергия прошла через него. Мы вместе искали новый взгляд.

Когда мы повторили пассы Северного и Западного ветров, я внезапно почувствовал, что люблю сумерки. Внезапно я стал чувствовать себя крайне хорошо. Мое тело было наполнено энергией. Мои жесты были точны; мои движения было соединены с движениями других. Я начал чувствовать ритм внутри себя. Мои движения следовали течению энергии и не было никакой возможности для ошибок, сомнений или нерешительности...

Вечером мы сделали Южный ветер. Я почувствовал огромную любовь ко всем окружающим меня существам. Я понял, что мой способ взаимодействия с ними изменился. Мой голос и мои жесты были полны заботы. Любовь наполняла мня до кончиков пальцев. Затем одно время я стал видеть передо мной слова. Как будто бы что-то открылось. Я видел слова, движущиеся в пространстве. Это были слова, которые были сказаны во время представления упражнения по сталкингу и во время лекций. Все эти слова внезапно обрели смысл не на интеллектуальном уровне. Вообще-то, они были не только слова, они были больше похожи на фрагменты энергии. Они были соединены с какой-то густотой и цветами, зелеными и янтарными. Среди этих слов было одно, которое выделялось больше других. Это было слово ответственность. Более чем слово, это было ключевым элементом того, что я видел. Что-то говорило мне, что принятие ответственности за свои действия было способом, которым можно превратить нашу обычную жизнь в сновидение.

Что-то говорило мне, что обычная жизнь является таковой, потому что мы не принимаем ответственности за свои действия и что если бы ме делали это, она бы трансформировалась и приобрела больше содержания. Я позднее соединил это с тем, что Лоренцо говорил о таких элементах, как солне или ветер, которые стали для нас всего лишь словами, с чем мы потеряли непосредственную связь, которых мы больше не понимаем. Когда мы делали юг, у меня было чувство, что наша жизнь такая пустая, потерянная в потоке наших привычек, постоянно убегающая из наших рук... Увидеть это было очень мощной вещью, потому что я уже почти не мог дождаться, чтобы пойти на работу, в мою повседневную жизнь, попробовать использовать этот магический инструмент, силу принятия ответственности. В этот момент я очень четко видел, как моя повседневнаь жизнь может быть преобразована в сновидение, и что нет никакого смысла хотеть «сновидеть», когда сновидение уже повсюду вокруг нас.

На следующий день моя боль в шее полностью прошла. В этот день мы практиковали разные ветра один за другим. Они все нравились мне, особенно Восток, Запад и Юг, но в тот момент, когда мы делали Западный, я внезапно почувствовал с ним полную гармонию. У меня было чувство, что это был ритм, который на 100% совпадал с моим внутренним ритмом. У меня было чувство, что это был ритм, с которым мне лично нравится делать все магические пассы.

В последний раз, когда мы делали упражнение по сталкингу, и я рассказывал свой разговор с шефом, я осознал, что вдох перед ответом может автоматически изменить тон моего голоса. Если я делал этот вдох, мой голос сразу же становился более тихим, более уравновешенным. Я больше не мог чувствовать этот электрический поток, идущий мне в голову и заставляющий меня говорить то, что я не хочу, или использовать тон, который я также не хочу...

Затем Эрин рассказала ее историю. Я был поражен колебаниями, которые мы делали между моментами чистой магии и повседневной жизни. В тот момент, когда она пела песню, что-то отсоединилось внутри меня. Я бы не осознал это в тот самый момент, если бы я не делал перевод. Внезапно я вспомнил про перевод, и я не мог вспомнить, в какой момент я перестал переводить.

Со всей моей благодарностью.

Подпись автора

The Power of Silence