Семинар Тенсегрити, Амстердам. Эпизод практики свидетеля, июнь 2004 год

По материалам из Интернета

Во время последнего эпизода практики свидетеля, я пережил два тонких, но очень значительных физических ощущения.

Услышав, как мой свидетель произнес слова, которые прежде приводили меня в эмоциональное состояние, я приготовился ответить новыми словами, найденными мной в первой части упражнения. Как Найи продемонстрировала на своем собственном примере, было довольно нелегко произнести эту новую фразу.

На это потребовалось все мое дыхание и новое положение тела. В одно мгновение, моя грудь развернулась, плечи расслабились, шея выпрямилась. Что-то неожиданное и очень приятное происходило в верхней части моего тела, а глаза и уши, казалось, воспринимали с большим вниманием и ясностью. И когда я произнес свою новую фразу, мое внутреннее состояние было спокойным, мирным, с приятным оттенком уверенности в себе.

Потом, в соответствии с упражнением, мой свидетель должен был сыграть мою роль, сказать мои новые слова и предложить какие-нибудь еще новые слова, которые я мог бы добавить, чтобы пойти глубже. Новые слова, найденные моим свидетелем удивили меня и заставили рассмеяться. Они мне понравились.

Я вновь вернулся на свое собственное место, чтобы разыграть последний вариант взаимодействия, со своими новыми словами и новыми словами, предложенными моим свидетелем. Пережитые мною ощущения в груди, шее и голове продолжались, и мне было легко произнести свои собственные новые слова. Сюрприз произошел с новыми словами, предложенными свидетелем.

Как только я произнес эту вторую новую фразу, я почувствовал, как ощущение хорошего самочувствия у меня в груди распространилось в живот. Как будто эти неожиданные новые слова и связанные с ними чувства освободили прегражденный поток в этой области. Я провел несколько минут в изумлении от этого ощущения. Это было как нежное прикосновение внутри, как легкое, текучее, мягкое дыхание. Невероятно приятный и нежный ветер начал вновь циркулировать у меня в животе.

.... .... .... ....

...Интересной для меня [была] работа со свидетелем, когда мы несколько раз менялись местами. Это дало мне большую смелость и скорость для нахождения новых слов в ситуации.

Спасибо

.... .... .... ....

Работая со свидетелем, выявляя новый внутренний диалог и положение тела, я ощутила огромную разницу, между тем как обстояло дело и каким оно могло быть.

Все изменилось еще более круто, когда началась практика перемены диалога. Каждый раз в процессе перемены диалога, с меня словно слетала старая загрубевшая шелуха, под которой был еще один и один новый взгляд.

И когда я ответила на задевшие меня слова в последний раз, сказав именно новое, с моим телом и внутренним состоянием произошло нечто: я почувствовала как в области солнечного сплетения, что то освободилось, словно развязался сам собой клубок старых ниток, который мешам мне дышать. Я ощутила свое тело по-новому все сразу. Оно стало детским, гибким, чистым, живым. Мое сознание наполнила некая отрешенность. Полнота новых состояний окружили меня. Я посмотрела на своего свидетеля, мне ничего не хотелось говорить, и я просто улыбнулась.

.... .... .... ....

Некоторое время назад, меня раздражало, когда мне говорили про положение тела, я думал, что они издеваются. Сейчас, когда я становлюсь свидетелем моих старых привычек, я вижу, что тело мое действительно, где-то зажато, отслеживаю, это и останавливаю, как будто бы нажимаю на педаль тормоза.

Я чувствую себя счастливым, потому что могу видеть чуть больше.

Спасибо.

.... .... .... ....

Что меня больше всего потрясло на семинаре, это “осознавание” всего того, что мы не выражаем (при этом в напряженной позой “я все знаю” или “я всегда права”), и это наверное самое лучшее неделание нашего времени: высвободиться из этой позы высокомерия-напряжения, которое защищает себя, охраняет его как крепость.

В какой-то момент (во время обеда на семинаре) я заметила, что была в таком положении тела: напряженная грудь, вытянутая шея, голова вздернута, подбородок выдается вперед, скрывая слова: “Я раньше об этом не подумала, спасибо, что сказал мне об этом”; на этот раз я смогла более быстро осознать и выразить слова, которые прятались внутри меня. Таким образом, я оставалась внимательна в такие моменты, и мне хочется поделиться со всеми вами одной из этих ситуаций:

Мне позвонил один практикующий, с которым мы вместе организовывали интенсивную практику в другом городе. Я спросила его, можно ли нам троим переночевать у него в доме, и он ответил в тоне жалобы, что у него было мало времени потому, что ему приходилось организовывать все самому. Я среагировала в резком и раздраженном тоне: “что он не обязан...”.

Мне хотелось оборвать разговор, но я удержалась и, попрощавшись скрепя сердце, рухнула на диван. В комнате было несколько других практикующих, мы смотрели телевизор. Я начала высказывать свой диалог вслух: “кем он себя воображает, если не хочет, чтобы мы у него ночевали, так бы и сказал вместо того, чтобы жаловаться, в последнее время он стал более холодным, совсем закрылся”.

Один из практикующих, сидящий рядом со мной (который тоже был в Амстердаме), спросил меня – как твое тело? Я начала описывать: в груде стеснено, напряжение в горле заставляло меня сжимать челюсти и зубы, я задерживала дыхание.

После этого я успокоилась, руки на животе. Мой тон стал более мягким, что-то заставило меня спросить П.: “Что происходит с Д.?”

Еще какая-то часть меня пришла на помощь и начала заинтересованно слушать, как мой напарник объяснял, что Д. на самом деле хотел, чтобы мы приехали во второй половине дня и помогли в подготовке практики, а не в десять вечера, как мы собирались.

Я немедленно согласилась, что Д. прав, я и сама на днях думала о том же самом. В этот же самый момент опять зазвонил телефон, это был Д. Я воспользовалась новыми словами, пока они не исчезли, чтобы создать мост между нами, и сказала: “Д., ты прав, ты прав”. Он не понял, о чем я, и я сказала ему, что нам нужно приехать туда во второй половине дня и приготовить все для практики вместе.

Его тон тоже изменился (не было больше ни жалоб, ни раздражения), и мы смогли вместе рассмеяться. Я сказала, что мы арендуем машину, чтобы приехать в семь вечера, и мы так и сделали. Мы смогли найти новый вариант, который хорошо сработал для нас всех.

Подпись автора

The Power of Silence