Семинар Тенсегрити, Амстердам. Лекция Эйрин Александр, Амстердам, июнь 2004 год

Истина о словах изнутри.

В начале моего обучения Нагваль и его соратники приглашали учеников в свои дома для практики и для работы.

В то время я снимала квартиру на пару со своей подругой. И однажды летом мне домой позвонил Нагваль и сказал:

– Эйрин! Ты свободна? Ты могла бы приехать?

На самом деле в тот момент у меня было очень плохое настроение. Прошлым вечером я поругалась со своей подругой. К ней пришел ее бой-френд, и они громко слушали музыку. А я готовила сложное задание по моей учебе в университете. И мне нужна была тишина и сосредоточенность. И, можно сказать, что прошлый вечер у меня вылетел в трубу, так как я ничего не могла делать в этом шуме.

Но когда я услышала от Нагваля это предложение, то сказала:

– Да! Конечно! Я только соберусь и сразу приеду!

Можете себе представить! Я была очень взволнована! Я надела свою лучшую одежду, привела себя в порядок и сразу выехала. Но ссора с соседкой омрачала мое настроение, и мне совсем не хотелось это показывать Нагвалю. Так что, когда я пришла к его дому, то была молчаливым, крутым воином.

Дверь мне неожиданно открыла Флоринда Доннер-Грау.

– Привет, Эйрин! Заходи! Нагваль скоро будет.

На приветствие Флоринды я сказала только: «Привет!»

Флоринда тут же заметила мое настроение: «Эй! Эйрин! С тобой все в порядке?»

– Да! Все нормально.

Флоринда ничего не сказала, провела меня в дом. И мы некоторое время сидели, болтали, пока не пришел Нагваль.

Но когда он вошел, мне показалось, что он сразу все увидел. Он предложил выйти в сад и поработать там. Как только мы пришли под деревья, он спросил: «Что случилось?»

Да все нормально, – опять ответила я.

Он сказал: «Хорошо! Тогда, может быть, ты пока поработаешь сама, а потом мы к тебе присоединимся?»

И он развернулся и ушел в дом.

О! Я почувствовала себя совсем покинутой! Мои мысли разбредались, и я не знала, как себя вести. Я плюхнулась под одно из деревьев, и мой внутренний диалог был: «Почему они все так со мной поступают? Что я сделала не так?»

Я сидела под деревьями, когда из дома вышли Нагваль с Флориндой. Они молча подошли ко мне и сели по бокам от меня – Флоринда слева от меня, а Нагваль справа.

И я была посреди этого! Представляете! Во мне бурлила огромная смесь чувств! И при этом мне нужно было изображать крутого воина!

Флоринда сказала мне: «Просто дыши!»

Я сначала не поняла, но потом сосредоточила внимание на своем дыхании. Оно было зажато и очень поверхностное. Я была сплошным комком нервов. Я попробовала вздохнуть чуточку глубже и свободнее.

Тут Нагваль сказал: «Когда ты приехала, ты несла что-то на своих плечах».

И они начали говорить обо мне, как будто меня здесь не было. Они наклонялись, смотрели друг на друга через меня и обсуждали меня.

Нагваль сказал Флоринде: «Слушай, Флоринда, что все же случилось с этой Эйрин?»

И потом они стали смеяться, и смеялись так заразительно, что я стала смеяться вместе с ними.

Нагваль спросил меня: «Слушай, а что все-таки не так? Что все-таки случилось!»

И я уже почти готова была сказать, что это проблема с моей соседкой… Но в этот момент я почувствовала что-то огромное, что присутствовало рядом снами, и оно было гораздо больше чем мы. Неожиданно я вскочила на ноги. Нагваль с Флориндой также поднялись и терпеливо стояли рядом. Я стояла и тяжело дышала, пару раз у меня уже открывался рот, чтобы рассказать им все, но что-то наваливалось на меня и сдавливало – я так и не смогла ничего сказать.

Нагваль взял меня за руку и повел между деревьев. Как ни в чем не бывало он начал рассказывать, как нужно ухаживать за деревьями:

– Вот сюда нужно подлить воды… а сюда, смотри, нужно добавить удобрений… вот здесь надо подрезать…

Он подвел меня к одному дереву, которое по его словам требовало, чтобы его подрезали. Он начал объяснять, как нужно подрезать деревья.

Флоринда шла вместе с нами и стала делать пальцами рук, как ножницами, показывая, как нужно подрезать. А потом она стала делать так вокруг меня, как будто это я то деревце, которое нужно подрезать. Было смешно, и мы все засмеялись.

Я заметила, что они были очень осторожны с деревьями, и точно так же осторожны с людьми.

Потом мы ходили по саду, и Нагваль рассказывал о своих соратниках. Он говорил, что мы можем сновидеть себя и других с помощью слов.

– Ты ничего не можешь чувствовать о себе или других из-за суждений.

Нагваль говорил, что нужно большое количество энергии, чтобы говорить изнутри и строить мосты из слов между людьми.

Флоринда добавила: «Слова могут быть использованы как ключи, которые открывают или закрывают двери!»

Я спросила: «Как можно использовать слова, чтобы создавать мосты?»

– Позволь ветру выбрать эти слова изнутри, – сказал Нагваль, и тут неожиданно сказал: Иди домой!

Я этого не ожидала и пыталась уговорить их позволить мне остаться. Но Нагваль только добавил, чтобы я подумала над всем этим и попыталась сделать себя доступной ветру. Он проводил меня до дверей.

Я пришла домой и весь вечер думала, как это – «сделать себя доступной ветру»?

Пока я думала обо всем этом, то поняла, что всю жизнь использовала слова, только чтобы чего-то добиться от людей. Или еще так использовала слова: «А ты знаешь – лучше заткнись!» или «Я знаю, как это делать!»

На следующее утро я получила много e-mail писем и SMS на телефоне. Так что все утро я была загружена. И, когда ближе к обеду мне позвонила Флоринда, у меня было все то же гадкое настроение.

Она опять спросила: «Эйрин! Что с тобой?»

Ничего, – ответила я.

Ничего…??? – в голосе Флоринды чувствовалось сомнение. И тут она неожиданно спросила: «Все в порядке с твоей соседкой?»

Я была удивлена этим вопросом. Как она могла узнать о моих проблемах с соседкой? И начала уже было говорить:

– Да, да… все в порядке…

Но тут меня прорвало:

– Нет, нет, нет…

И я стала жаловаться, что она не поддерживает правила в квартире: когда мы учились первый год в университете, то договорились убирать в квартире, а она не убирается; что мы не будем водить домой бой-френдов, а если и будем приводить гостей, то только согласовав это друг с другом, и она это не соблюдает; что она с другом слушает громко музыку, а мы договаривались соблюдать тишину… и т.п.

Флоринда выслушала все это и предложила после работы поехать с ней в магазин.

Мы встретились, ехали больше часа и разговаривали. Она была тем человеком, с которым приятно поговорить на любые темы, так как она очень много знала. И хотя, когда я ехала на встречу, то боялась разговора о соседке, то сейчас я совсем забыла про эту тему.

И вдруг она снова спросила о моей соседке.

О! – подумала я. – Зачем она опять спрашивает об этом?

Ко мне тут же вернулось мое тяжелое настроение.

Знаешь! Давай пообедаем в ближайшем городке! Там есть удивительный ресторанчик! – предложила Флоринда. – И ты расскажешь мне, что происходит с твоей соседкой.

Пока мы ехали, я ей все выложила:

– Она меня не уважает! И она не соблюдает правила, о которых мы договорились! Позавчера вечером у нее был ее бой-френд, и они очень громко слушали музыку!

– И что ты сделала?

– Я заперлась в своей комнате и шумела так громко, чтобы перешуметь их и заставить их таким образом сделать музыку тише. Я бросала книги на пол, стучала в стену, топала… Но это не помогало. В итоге я забралась на кровать и накрылась подушкой. Я лежала, и в голове у меня были самые тяжелые мысли. А потом мне захотелось пойти умыться, и я подумала, что будет хорошо принять душ. Но когда открыла дверь ванной – там стоял ее бой-френд. Но что меня совсем вывело из себя – он вытирался моим полотенцем! А еще он использовал мой шампунь!

После этого я побежала и стала стучать ей в комнату. Подруга открыла дверь какая-то сонная и растрепанная и отсутствующим голосом спросила:

– А!… Привет!… Ты чего шумишь?

– Это я шумлю!? – моему гневу не было предела. Я стала выговаривать ей, как надо себя вести и как они мне мешают.

– Ты прям какая-то королева Марго!

– Это я королева Марго!?

Меня перекосило. Когда я обозлюсь, я плачу. Я чувствовала себе большой жертвой. Я повернулась, убежала в свою комнату, закрылась и проплакала весь вечер и всю ночь.

Я спросила Флоринду: «Почему она думает только о себе? Почему она так со мной поступает?»

И тут Флоринда сказала таким твердо-металлическим голосом: «Эйрин!»

Знаете… это был очень твердый голос, что я даже вздрогнула. (тут Эйрин на сцене попыталась несколько раз изобразить, как Флоринда сказала ей «Эйрин!». Все смеялись вместе с ней).

И потом Флоринда продолжила: «Как ты можешь говорить так о ней, если ты даже не попросила сделать музыку тише? Думаешь, она должна читать твои мысли? А какие были у тебя самой плохие мысли о ней?»

Потом мы приехали в этот маленький город, гуляли по его улицам, ели вкусный салат в ресторане.

Флоринда рассказывала мне много интересного о взаимодействиях между людьми, например:

– Взаимодействовать с кем-то значит быть связанным с ним. Если я взаимодействую с тобой, то я беру твое настроение, твои слова, и мы взаимодействуем, чтобы создать что-то вместе.

– Для слов изнутри необходимо много энергии и много практики.

– Слова имеют влияние на людей, например давление или расслабление.

Потом мы поехали домой, и на прощание она сказала:

– В понедельник практикуй то, что ты хочешь сказать своей соседке, и потом расскажи это ветру-свидетелю. Но не говори ей, пока не отрепетируешь.

Вот здесь я хочу сказать, какой у меня был первый вариант слов, которые в тот момент крутились у меня в голове: это никогда не измениться, значит, мне надо свалить с этой квартиры и жить одной, я на пути воина, а не она! И т.п.

В западном направлении в океане есть острова, где никого нет, и вечером я запланировала туда поехать.

Утром меня разбудил громкий хеви-металл, а еще подруга громко говорила по телефону. Мой внутренний диалог был таким: «Это вообще когда-нибудь закончиться? И я еще хотела с ней поговорить?»

Но тут я вспомнила слова Флоринды. Я записала мое положение тела: живот был сжат, плечи напряжены.

После этого я пошла погулять, и использовала ветер как свидетеля. Стали приходить новые слова. Я почувствовала, как ветер снаружи меня выровнялся с ветром внутри. Я спросила ветер: «Как мне быть с моей соседкой?»

И после некоторой паузы я нашла слова, которые решила сказать ей следующим утром: «Мы можем с тобой поговорить, пообщаться?»

Это был второй вариант слов для моей соседки! Он не сильно отличался от первого, но это было уже что-то.

В среду я проснулась в 8 утра и не услышала никакого шума. Я подумала: «Куда она подевалась?»

И в 10 и в 11 было тихо, и мне было удивительно, почему там никто не шумит?

Я решила позвонить своему свидетелю. Он спрашивал меня вопросы Свидетеля – о моей позиции тела и о моей части привнесенной в ситуацию (о том, что я привнесла в ситуацию).

В этой практике со свидетелем я увидела, что мне всегда хотелось, чтобы все делалось по-моему, и чтобы я была главной. Кроме того, было неожиданностью для меня осознать, что полгода мы практически уже не общаемся, и я ее даже не замечала, а до этого моя соседка звонила мне, оставляла сообщения на автоответчике, но я не отвечала на ее телефонные звонки. Я была очень занята своей учебой и своей работой. И после этого я хотела, чтобы там все было тихо!

– Что ты теперь сделаешь по-другому? – спросил свидетель.

– Я могу сказать ей, что я чувствую, и что мне не хватает ее, и предложу, чтобы мы делали что-то вместе.

– А что ты скажешь новое?

– Знаешь, я устроила весь этот свой шум, потому что дело не в твоем бой-френде, а это у меня проблемы.

И это был третий вариант. И он уже сильно отличался от первого.

Следующим вечером я решила, что устрою ей сюрприз и приглашу ее утром на чай. Я приготовила её любимое печенье и утром все накрыла на столе на кухне и заварила чай. Я думала, что хорошо будет начать разговор с вопроса: «Как твои дела?»

Когда она проснулась и вышла, она была очень удивлена. Мы сели с ней пить чай и она отметила, что это ее любимое печенье.

Я сидела напротив нее и вдруг поняла на нее взгляд.

О! – подумала я. – Жить с такой противной как я…. И это так ужасно видеть себя такой!

– Извини! – сказала я. – Я была такой грубой!

– Нет! Это ты извини меня! Ты моя лучшая подруга! И я бы никогда не сделала так, чтобы тебе было больно! Просто у меня что-то сейчас не так в жизни, что-то со временем, оно как-то сместилось…

Я перестала чувствовать, что она хотела меня обидеть, у меня возникло ощущение, что она тоже хотела разобраться в жизни, ответить на вопрос «что я здесь делаю?»…

Мы сидели и болтали и обсуждали, что, может быть, мы могли сделать вместе.

Я была на небесах. Я буквально летала на крыльях! И хотела практиковать и репетировать это со всеми!

Я позвонила Флоринде: «Это работает! Ура! Это сработало!»

Флорида сказала: «Подыши лучше!»

Она сказала мне, что нужно практиковаться в дыхании, и что мне нужна еще практика.

А на следующий день снова пришел ее бой-френд, и снова была громкая музыка. В тот вечер я была уставшей и голодной. И я была ужасно огорчена. Это была просто катастрофа. Опять все было не так. Я думала: «Как же так? Ведь я сделала практику! Ведь так все хорошо получилось! Неужели ничего не работает?»

Тут я вспомнила слова Флоринды. Я стала дышать, записала все эти слова внутреннего диалога. Я практиковала и репетировала, и хотела добраться до тех слов, которые хотела сказать. Я практиковала час или больше и даже не заметила, как пропал шум.

Я удивилась и позвонила соседке. Она извинилась и сказала, что ее бой-френд ненадолго зашел, только чтобы показать новый CD и послушать пару композиций с него.

Но у меня все равно было плохое настроение. Я решила позвонить Флоринде:

– Я думала, что мы уже изменились! Я ведь сделала практику.

– Ты должна делать это каждый день.

– А как долго?

– Всю твою жизнь! Для этого нужна смелость, и ты должна любить тех с кем живешь.

И я делала практику со свидетелем и с ветром. И было еще много случаев, когда к подруге приходили ее друзья, и было шумно. Но постепенно наши отношения наладились, и мы научились согласовывать наше время и наши занятия. И она действительно была очень хорошей и заботливой подругой.

Прошло какое-то время и Флоринда опять меня спросила:

– Эй, Эйрин! А как дела с твоей соседкой!?

И мне было очень приятно ей ответить, что у нас отличные отношения, что мы иногда проводим вместе время и она – моя лучшая подруга.

Флоринда спросила:

– А кого ты должна поблагодарить?

Я задумалась.

– Свидетеля!

– А еще кого?

– Тебя, Флоринда! Спасибо!

– А еще?

– Ветер! Спасибо ему! Он мне так помог!

– А еще кого?

– Конечно, подругу!

– А еще кого?

Я перечисляла и перечисляла, пока уже не могла придумать никого.

– Ты забыла поблагодарить одного человека!

– Кого же это? – спросила я с удивлением.

(тут Эйрин сделал паузу в своем рассказе, с заговорческим видом оглядывая зал. И хотя я знал ответ, для меня эта пауза искрилась звездами)

– Ты должна поблагодарить саму себя!

И потом Флоринда добавила:

– А как ты думаешь, кого ты должна любить?

– Я должна любить тех с кем живу, – ответила я.

– Да. Но, прежде всего, ты должна любить себя несмотря ни на что!

Спасибо за внимание.

Подпись автора

The Power of Silence