Семинар Тенсегрити, отзывы с семинара в Лос Анджелесе, 2005 год

Моя сестра Луна, мой брат Луна, Лос Анджелес, Калифорния 26, 27 и 28 августа 2005

Отслеживание моих идей о том, что это такое быть мужчиной, вместе с другими мужчинами было удивительным подарком. Это очень знакомая для меня тема, над которой я размышлял на протяжении многих лет – но аспект общения с другими на семинаре добавил очень важные элементы: трезвость и сосредоточенность, какие редко можно приобрести в изоляции, и четкий опыт, что в наших идеях есть много общего о том, что такое быть мужчиной не только на уровне личностей, но даже и на уровне разных культур.

Эти идеи включают: силу, жесткость, мужество (физическое и моральное), компетентность (т.е. знать «правильный ответ»), трезвость и даже стоицизм (не показывать эмоции и даже реакции), лидерство, решительность вместе со стремлением к контролю и интенсивное желание достижений в мире, надежность, стабильность, упорство. Кажется, что все, на что эти идеи направлены – это то, что мужчина напрямую является ПОЛЕЗНЫМ в терминах повседневной жизни – «победителем».

Меня вырастили ценить больше интеллектуальные и моральные элементы этих качеств, чем физические. Это очень четко проявилось в инвентарном списке «темной стороны» мужских качеств: беспринципный, недисциплинированный, неготовый стоять за «правое дело» (вместо сильного, жесткого и т.д.), несбалансированный, непостоянный, подверженный влиянию обстоятельств (вместо стабильного, упорного), неспособный контролировать события или находить последователей (вместо лидерства, достижений).

Рассмотрение всего этого, когда мы практиковали форму луны, принесло мне очень четкие новые взгляды на каждую фазу, вместе со всеохватывающим ощущением, что по крайней мере меня больше ведет страх качеств темной стороны, чем стремление к свету.

Фаза новой луны дала мне ощущение тишины, открытости, восприимчивости – осознание принятия входных данных из мира, такого, каким он есть СЕЙЧАС, а не ментальное форсирование этих данных в мои цели или планы. Первая четверть луны застала меня до сих пор открытым, но также и действующим в мире: сотрудничая, а не только продвигая мою программу или инициативу.

В фазе полнолуния я заметил, что ничто не является моим собственным достижением, но скорее НАШИМ: мы пожинаем плоды все вместе и разделяем все, что бы ни происходило. Последняя четверть принесла мне четкое ощущение, что я немногому могу научиться в изоляции, и что мне нужны другие для того, чтобы полностью ценить значимость своего опыта. И следующая новая луна дала мне благоговейный подход к новому циклу: поиск направления, ощущение моего пути вперед вместе с моими соратниками.

Сосредотачивание внимания на положении тела, связанным с недавним случаем «падения» или «оцепенения», принес мне конструктивный момент из юношеских лет, когда мой отец, безработный и без планов на ближайшее будущее, принимал похожее положение тела. И затем, через несколько лет, он лежал в реанимации после массивного сердечного приступа: то же положение.

Вопрос, чтобы я сделал по-другому в той сцене, вызвал во мне сильный резонанс. Я оцепенел, потому что у меня не было «правильного» ответа для моего отца, и также из-за страха усугубить момент его слабости и отчаяния (что похоже также лишило неподвижности мою мать), я даже не мог обнять моего отца. Вся семья сговорилась, что так как он должен быть сильным и тянуть всю семью вперед, мы не могли допустить его боль.

Мой отец умер более двадцати лет назад (третий сердечный приступ, когда мне было двадцать шесть). Я не думаю о нем очень часто, но теперь я буду это делать – потому что модель, которую он мне дал, была не только моделью того, как быть «мужчиной», но и моделью, как быть «существом», и была полностью позитивной. Эта модель способна позволить мне заменить страх «темной стороны» настоящим стремлением к свету.

.... .... .... ....

Спасибо вам за дающий дыхание семинар, он потряс меня, он снял наслоения и маски, он открыл все мое существо. Я чувствовала себя уязвимой, более легкой, настоящей и соединенной с теми местами внутри меня, с которыми я давно потеряла связь. Я плакала и смеялась как никогда со времен детства. Семинар дал мне мужество посмотреть на мою темную сторону и на то, что я решила отложить в сторону и не смотреть, потому что это слишком давило, и я не знала, где начать.

Семинар дал мне связь с чувством любви к моей матери. Я забыла об этом ощущении с того времени, когда мне было девять или около того лет. Теперь у меня есть место, откуда я могу начать, чувство любви к ней, которое пробудилось от песни: «Ты – тот, кто мне нравится» и от истории Лори, это чувство – моя путеводная звезда для новых встреч с ней. В прошлом каждый раз, когда я делала «усилие» сделать что-то насчет наших взаимоотношений, злость и обвинения брали верх и конечно же ничего не менялось, а лишь только углубляло раздражение в нас обеих.

Моя последняя ссора с мамой произошла год назад, после чего мы почти потеряли связь, я звонила ей иногда, но наши разговоры были полны обвинений и злости друг на друга. Разговор, который еще больше заморозил наши отношения, был о том, что я хотела развода. Она не хотела слышать никаких моих доводов, я не хотела слышать ее, и снова вернулись все те обвинения и злость, которые я накопила с детства. Моя мама сказала мне, что если я разведусь, я должна забыть о ней, после этого она для меня перестанет существовать.

После семинара мне стало понятно, что я не могу больше ждатъ, мне надо найти способ заново установить связь с мамой из нового места, из чувства любви, которое я чувствовала к ней, когда мы пели песню «Ты – та, кто мне нравится». И я позвонила ей в первый день новой луны, сначала сделав пассы для пробуждения чистого восприятия и форму луны. Я была спокойна, открыта, и моя матка была жива и наполнена любовью. Разговор начался как обычно, но затем что-то произошло, и мой голос внезапно стал теплее и мягче. Я поблагодарила маму за то, что она помогает мне смотреть за сыном, и сказала, что я очень ценю все ее усилия.

Затем я сказала, что я знаю, что она винит меня за то, что я хочу развестись. И тогда она стала плакать и сказала: «Я не виню тебя, я понимаю, какие у тебя причины и почему ты сделала то, что сделала. Я просто хотела предупредить тебя, чтобы ты была более осторожна в своих решениях. Я твоя мама, и я буду рядом с тобой, пока не умру, что бы ты ни делала». Мы обе плакали, и единственное, что я могла сказать сквозь слезы было: я люблю тебя, я люблю тебя, мама, и спасибо...

Это было такое легкое и внезапное изменение, после семинара мне казалось, что понадобятся годы, чтобы добраться до эгого места, до этого разговора, но это только мне надо было открыться и сделать этот новый, другой звонок. После разговора я чувстовала волны энергии и легкость, я чувствовала себя радостной как ребенок и затем стала танцевать, я танцевала так, как любила это в детстве... легко и свободно без каких бы то ни было мыслей и волнений.

На следующий день я поделилась этой историей со свидетелем. Я вспомнила положение тела, когда ругалась с мамой, моя грудь была такой тяжелой, как если бы на ней был большой груз, я не могла дышать и глотать. Все, что я чувствовала, это голову, мое тело было головой, большой и тяжелой, матка не существовала. Когда я вчера разговаривала с мамой по телефону, мое тело было легким, я чувствовала, думала и говорила из матки...

В этот лунный цикл я буду далее исследовать мои предложения, суждения и жалобы, которые я собирала всю свою жизнь о моей маме.

Вот небольшое стихотворение, которое я нашла сразу после семинара:

«Итак, может первый раз в моей жизни я взял лампу, и пошел вниз к моему самому внутреннему я. Но когда я двигался дальше и дальше от общепринятых определенностей, я осознал, что я терял контакт с собой, каким я себя знал. На каждом шагу этого спуска я терял контакт с известным мне собой... и когда мне пришлось остановить свое исследование, потому что дорога исчезла, я нашел бездонную пропасть у моих ступней, и оттуда пришел – поднялся поток, который я смею называть моей жизнью». Teilhard de Chardin

Спасибо луне и всем лунным существам на семинаре за это удивительное путешествие.

.... .... .... ....

Когда я делала карту тела во время этого семинара, особенно область между ребрами, (хотя мне хотелось плакать на других классах, но я себе не позволяла), в этот раз впервые я сидела и чувствовала себя, будто вся комната исчезла, слезы просто начали течь, и я не могла это контролировать, кроме как держать лицо опущенным вниз.

Я сидела и просто позволила этим слезам течь, и думала, что я не нашла никакого воспоминания, просто карта тела освободила что-то у меня в области груди. Под конец, когда я вернулась с перерыва, мне что-то пришло, связанное с моей матерью. Это было не очень четко, я ходила с бабушкой забирать маму из тюрьмы.

Это место было темным и страшным для семилетней девочки, и я слышала ее голос издалека, я думала: это не моя мама, это место – не настоящее. Я оцепенела. В какой-то момент я подумала, что я уйду с семинара, мне не надо через все это проходить, и тогда пришла мой свидетель и спросила: ты хочешь сделать практику свидетеля. Я уже начала надевать обувь, но сказала да.

Я не уверена, было ли это воспоминание связано со слезами, но когда мы делали практику, и я описывала положение тела, все застряло у меня в горле, и я с трудом выговорила слова: я боюсь, что мне причинят боль... и все тело расслабилось, все напряжение ушло. Что я думаю – из положения тела «оцепенения» в те ранние годы, страх был связан с тем, чтобы ничего не говорить, ничего не выражать, просто переходя из одного состояния оцепенения в другое. Не важно, что происходило у нас в семье, надо было держать мысли в себе и жить дальше.

Несколько фраз, которые пришли как результат практики свидетеля, и то, что я слышала себя, произнося их вслух, все это было как будто настройка моего тела: я могу о себе позаботиться... Мои ступни прекрасны. Они ведут меня, куда бы я ни шла, они помогают мне плавать и бегать и осознавать все остальное тело.

Эта песня везде и всюду с нами, поется спонтанно в душе, на кухне, в группе практики. Человек, на которого мы смотрим и поем эту песню, улыбается и мы чувствуем близость с ним. Радость воина определенно танцует среди нас, я понимаю, что рядом со всей этой скрытой болью и страданием в моем теле, вы помогли мне открыть и освободить и в то же время сдвинуться к настроению празднования их ухода. Где-то здесь есть решение отпустить и есть возможность с любовью быть ближе к другим существам.

Я раньше говорила, что женщины – мои сестры, но это звучало как-то фальшиво. Теперь, когда я стою рядом с ними, я чувствую эти сестринские отношения в моем сердце. Никогда до этого семинара я такого не испытывала. Моя мама представляла их (женщин) так, что им до этого семинара нельзя было верить.

Когда я вернулась домой, там было письмо от мамы, она в первый раз говорила мне, что очень сожалеет о том, что не могла быть со мной, что все эти годы она чувствовала вину за это, что она позволила алкоголю забрать ее жизнь, и что она не могла провести эти годы со мной, что сейчас она открыта для того, чтобы дать мне как можно больше как мать.

Я думаю, что когда освобождаешь зажимы в своем теле и мысли, которые держат тебя закрытыми от того, чтобы быть близкой к кому-то или чему-то, то мама может быть ближе, и я так рада, что она жива и что это возможно.

Как будто бы этого было недостаточно, и входя в помещение с пузыристой энергией, где сидели «джентльмены» энергии, я испытала встречу с башнями тишины, такими основательными, и в то же время мягкими и приглашающими, эта была другая по форме тишина. Я чувствовала себя готовой сесть и поделиться с ними, на другом уровне, не запуганная их природой, но как одно существо делится с другим, я чувствовала, как мы учились друг у друга, не защищая себя от «них».

Определение этой красоты того, что мы не то, как должны выглядеть, а слушание и присутствие в настоящем моменте позволило этой красоте выйти на поверхность и улыбнуться снова так, как делают это дети, без суждений. Я испытывала уважение к его мыслям и чувствовала его уважение к моему существу. Моя матка говорит мне, что это начало настоящих отношений друг с другом.

Каким-то образом то, что говорилось раньше и понималось на интеллектуальном уровне, теперь кажется идет напрямую из моей матки, и доверие между моей маткой и мной начало постепенно соединятъся. Я слышу себя говорящей: «спроси свою матку... это как спрашивать маму... там знание».

Доверять моей маме – это как доверять моей матке.

Спасибо, спасибо!!!!!! Радость воина танцует в Лос Анжелесе!

.... .... .... ....

Я был так счастлив, что буду участвовать в семинаре только для мужчин. Я всегда чувствовал, что есть очень много всего для исследования того, что такое быть мужчиной.

С самого начала я почувствовал какую-то необычную легкость. Я также мог ощутить это и в инструкторах. Не было нужды что-либо кому-то показывать – женщин не было, и я чувствовал себя намного спокойнее – я был с среде мужчин.

Впервые я понял, насколько много энергии я трачу на ухаживание и представление себя другому полу. Я читал это много раз в книгах Карлоса Кастанеды, но это осталось на ментальном уровне, и теперь я испытывал, как это вырастало в телесное знание. Это как алхимия.

После семинара я стал отслеживать свои идеи об отце. Как обычно, сначала пришло то, что мне в нем не нравится, как например, что он был слишком строг со мной, слишком много работал и проводил со мной недостаточно времени, не развивал свой художественный талант, не обращался со мной как со взрослым, не давал мне достаточно свободы...

И список продолжался и продолжался, с каждым высказыванием принося воспоминания событий, которые заложили основания этих суждений. Когда я стал глубже смотреть на список, я начал вспоминать события, которые были полной противоположностью, например: мой отец позволил мне поехать на две недели к морю с моими друзьями и без взрослых, когда я был в девятом классе – не многие отцы позволили бы такое там, где я жил. Так что это воспоминание было противоположностью написанному, что он не обращался со мной как со взрослым и не давал мне достаточно свободы.

Я был поражен количеству найденных противоречий. И в тот момент стало появляться много из того, что мне нравится в моем отце, так что я начал составлять список. Во время этого исследования я начал обнаруживать, что я делаю некоторые те же самые вещи, в которых я обвинял отца, что было очень отрезвляющим пониманием, которое дало мне сильное стремление понять и выровнять себя с тем, каким бы я хотел быть.

Постепенно список того, что мне нравится в моем отце, стал таким же длинным, как и список того, что мне в нем не нравится.

Все это исследование привело меня естественным образом к исследованию моих идей о том, что такое быть мужчиной. Ребенком я развивался физически медленнее, чем ребята моего возраста, поэтому я начал вспоминать многочисленные случаи, где я цепенел от идеи, что я не настоящий мужчина. Исследуя это дальше, я обнаружил, что идея о «настоящем мужчине» не моя, а нечто, что я принял через некоторые ситуации и социальные соглашения, и что я никогда не подвергал сомнению.

Еще более парадоксально то, что эта идея накрепко засела внутри меня, хотя я теперь имею все эти физические характеристики. Исследуя эту идею с пассом луны я обнаружил, что быть «настоящим мужчиной» означает быть текучим и прислушиваться к нижнему диску. Я обнаружил, что осознавание нижнего диска приносит тишину, а тишина приносит текучесть.

.... .... .... ....

Во время женского семинара карта тела была поразительной, потому что я могла ясно вспомнить сдвиг взгляда по сравнению с другими моментами. Было время, когда я уходила с семинара, пораженная тем, что появилось из моей личной истории. Я выражала это особым способом – находя заряженные бомбы, которые были спрятаны в грязи.

Я шатаюсь и хожу вокруг да около до тех пор, пока не смогу собрать и ассимилировать личную историю, которую я освободила простукиванием тела. В этот раз я нашла более тонкие и мягкие воспоминания, любовь и симпатию, которую я сохранила. В первый вечер, когда мы сделали карту тела только ниже талии, этот пасс продолжался, когда я лежала в кровати перед сном.

Как будто бы нижняя часть моего тела (и это происходило только там) была ксилофоном. Что-то загадочное легонько постукивало там, и на задней части ног, тук-тук-тук. Я искала воспоминания, но мысли были в тишине. Затем у меня была картина неба – черного-черного безграничного пространства, заполненного маленькими сверкающими огнями, каждый из них как маленький «тук», краткое сверкающее тихое нечто.

Мои ноги, которые я видела как болото, хранящее бомбы, превратились сначала в музыкальную клавиатуру, а затем в бескрайнее ночное небо, заполненное звездами. Если я и потеряла что-либо во взгляде на мои ноги, что было ценным, я не вижу здесь никакой потери. Я лежу в комнате дешевого мотеля, после перелета, ожидаю сна и испытываю глубокое уважение к загадке и благодарность за это переживание.

Форма луны и весь перепросмотр вернул к жизни мягкие и светящиеся стороны моих переживаний о матери. Было время, когда, несмотря на мою явную любовь к ней, если бы меня спросили о воспоминаниях о ней, я бы нашла только болезненные. Конечно, она разбила мне очки, когда однажды ударила меня по лицу.

У нее были свои причины, там была и моя вина, и это не был единственный раз, когда она меня ударила. Она и мой отец объединили усилия, чтобы забрать меня из колледжа на год, потому что считали, что отношения с моим другом были слишком интенсивные и мешали учебе. Я вернулась в колледж через год при условии, что я больше не буду с ним встречаться. Мы (мой друг и я) не виделись семь лет, и ни один из нас не любил кого-то другого с той глубиной, которая была у нас. Все это потребовало много лет, чтобы простить и пройти через это, но я всегда считала, что отношения с родителями являются основополагающими.

Каждый момент интенсивного процесса, чтобы любить моих родителей как загадочных существ, у кого есть свои причины, и кто всегда всегда любил меня, стоил затраченных усилий. Я плакала на семинаре, когда мы говорили о матерях – потому что однажды она умрет, а я ее так сильно люблю. Я использую каждую возможность сказать ей спасибо за все, начиная от того, что она дала мне жизнь, и заканчивая небольшими деталями повседневной жизни...

Я ожидала что-то большое, когда мы присоединились к джентльменам энергии. Я на самом деле чувствовала себя довольной, что они были в тишине. Я чувствовала массу зала и всех существ. Мне было хорошо. Я чувствовала себя полной и не нуждающейся ни в чем перед тем, как войти, и я чувствовала себя полной и не нуждающейся ни в чем после того, как вошла. Я люблю всех моих друзей, и у меня есть друзья среди женщин, которых я была рада видеть, и у меня есть друзья среди мужчин, которых я была рада видеть. Друзья – существа.

Я люблю новых инструкторов и то, как новые практикующие говорят и делятся своим опытом. Почему конкретно? Потому что они воплощают миф, они показывают, что Тенсегрити работает. Я не хочу, чтобы никто из инструкторов не уходил, потому что непрерывность сообщества учеников приносит мне радость. Это вызов продолжать вместе, и я ценю усилия, направленные на это. Мы являемся свидетелями тому, что у всей структуры Тенсегрити вырастает осознание, и я ценю, поддерживаю и намереваю за каждого из нас, кто в этом участвует...

.... .... .... ....

Дорогие лунные существа семинара в УКЛА!

Я вспомнила сцену, когда мне было 16 лет. Моя мама – внезапно – сказала мне, что мой нос слишком длинный. «Тебе надо сделать операцию», - предложила она. Хотя я была по-настоящему молчаливой, я постаралась остаться спокойной и ответила: «Ты очень хорошо знаешь, как дорого это может быть!», но она ответила: «Да, но в этом случае я заплачу».

В последующие недели я смотрела на свой нос в зеркале и не могла об этом забыть. Новая луна: она просто хотела сказать мне, что она увидела, выразить себя. Растущая луна: она хотела мне помочь. Полная луна: я независима от нее – я вижу ее озабоченность и принимаю это как предложение – но это не мое. Убывающая луна: со мной все в порядке, я чувствую свою матку.

После семинара, когда я шла и чувствовала грусть о любимом мужчине, я попыталась войти в это чувство грусти и поняла, что это то же самое чувство, как и тоска по моей маме. Меня очень удивило увидеть ее в основании моей тоски по другим. Я не видела, что моя любовь к мужчинам была связана с тем, что я испытала или искала в маме!

Во время тишины на террасе я – снова случайно – вспомнила событие моего детства, когда мне было 6 недель, и моя мама оставила меня с бабушкой. Сидя снаружи в этой изысканной атмосфере я спросила себя, почему мои ступни и пальцы ног сжимаются при появлении каждой крошечной мысли. Я посмотрела на пальцы ног, постаралась осознанно почувствовать их и увидела-ощутила этого маленького ребенка, который до сих пор существует внутри моей структуры, плачет по маме, не зная, почему она ушла или где она находится, чувствуя себя заброшенной в неизвестное...

Я просто могу сказать это, признать это осознание ощущения беспомощности, беззащитности, мягкости. Я стараюсь вспоминать это почаще, но оно до сих пор сопровождается страхом, и я чувствую, что там есть много скрытой энергии, которая слишком тяжелая, слишком холодная, слишком взрослая... я хочу стать собой, я хочу осознавать этого маленького ребенка внутри и помочь ей вырасти до того возраста, в котором я действительно сейчас нахожусь...

.... .... .... ....

Я думала, что нашла интересную тему для распутывания – у меня было воспоминание, когда мне было около 13 лет, и моя мама злилась и кричала: «ты сегодня никуда не пойдешь». У нее не было для этого никакой серьезной причины, кроме того, что я все время куда-то хожу, поэтому я обратилась к отцу: «какой в этом смысл? На это нет никаких причин».

Из-за того, что она вела себя немного истерично и нелогично во всем этом, он стал на мою сторону, что не было необычным. Я терпеть не могла, когда она командовала мной, большей частью из-за того, что она была в том истеричном состоянии, мне просто казалось, что она была сумасшедшей и мешала мне.

Кажется, мы часто были в этих ситуациях «сила над / сила под» – я чувствовала, что мне надо убедить моего отца «победить» ее, чтобы я могла сделать по-своему, что конечно же приводило ее (маму) в ярость. И теперь, когда у меня есть новая соседка по квартире, которая привыкла контролировать своего сына, и, когда его нет, она часто говорит что-то типа: «ты ведь не умрешь, если останешься дома сегодня вечером?» и «ты уже приняла свои витамины?» и т.д. Поэтому я решила это отслеживать.

Но во время новой луны я спросила себя, где я потеряла уважение к моей маме? И меня как ударило – воспоминание из возраста, когда я была намного младше, может 4 или 5 лет, когда она была абсолютно неуправляемо истеричной, крича и плача: «я всех вас оставлю! Вы об этом пожалеете!» Я была в ужасе, думая, что в этот раз она действительно так и сделает. А что мне тогда делать?

Так как я была очень расстроенной всем этим, я решила, мне надо разобраться с тем, как заботиться о себе, потому что я не верю, что она останется. И я не могла дождаться того, чтобы быть самой по себе и делать то, что хочется. На рождество я просила подарить мне одеяло, утюг и другие вещи, которые мне понадобятся.

Я съехала от родителей еще до окончания школы и часто волновалась о том, чтобы просто выжить.

Сейчас у нас неплохие отношения (раз мне не надо с ней жить!), но я спрашиваю себя, как это раннее переживание сформировало мой внутренний диалог? Я думала спросить ее, помнит ли она тот раз, увидеть ее точку зрения. Я могу представить себе, что она не чувствовала, что ее ценят за всю тяжелую работу и жертвы, которые она сделала, а я была слишком маленькой, чтобы понять это и принять ее всерьез.

Но я также всегда избегала конфликтов, потому что это кажется мне таким неприятным, до такой степени, что я иногда не высказываю своих мнений. Для меня легче просто уйти, чем действовать так, как она это делала.

Это то, что я отслеживаю в этот лунный цикл.

.... .... .... ....

Первое, что я заметил, когда пришел на мужской семинар в пятницу вечером, было чувство спокойствия и тишины в зале. Я сразу же почувствовал себя непринужденно, без каких-либо опасений – так, как я иногда чувствую в начале семинара. Я определенно чувствовал товарищеские отношения с существами в зале, и я обнаружил, что это перешло во взаимодействия с моим свидетелем во время упражнений по сталкингу. Казалось, мы оба чувствовали себя свободно и открыто, чтобы делиться опытом и восприятием, что такое быть мужчиной. Я бы хотел, чтобы было больше семинаров в таком формате, мне показалось это очень продуктивным и приносящим удовольствие.

Среди нескольких пунктов в моем списке того, что такое быть мужчиной, я отслеживал на протяжении большей части семинара тот, что быть мужчиной значит «иметь контроль». Темная сторона этого получилась для меня «признать, что я не знаю ответа». Когда я отслеживал это с помощью пассов формы луны, мне пришло очень четкое ощущение, как взаимодействие и дух исследования ведут к новым возможностям, и это сильно контрастировало с чувствами закрытости и зажатости (и положением тела), которые я испытывал «обладая контролем» и «делая по-моему».

Отслеживая это положение тела, у меня было несколько идей, которые связаны с некоторыми взаимодействиями с моим отцом в детстве, когда я хотел помочь ему в том, чем он занимался, но он мне резко отказывал: «мне не нужна твоя помощь». Я хочу отследить это глубже, и у меня будет такая возможность в приближающемся семейном визите. Я с нетерпением жду поиска возможностей узнать его мнение и получить его совет насчет нескольких проектов, над которыми я сейчас работаю...

.... .... .... ....

Несколько взглядов о том, когда женщины присоединились к мужчинам в конце семинара:

- Основным сдвигом, который я почувствовал, было то, что атмосфера стала более легкой, намного менее формальной.

- Мне кажется, что нам как мужчинам было полезно сосредоточить энергию, которая часто используется для ухаживания, на что-то более абстрактное. Но помимо этого, казалось мы соединились в особый тип структуры.

- Перед тем, как женщины пришли в зал, я чувствовал себя очень собранным, спокойным и сбалансированным. Когда они стали садиться вокруг меня, я почувствовал себя немного дезориентированным, как будто какая-то новая энергия пришла в мое пространство, и я думал, что теряю трезвость. Как только мы стали практиковать существ-в-сновидении, я стал чувствовать себя легче и радостнее, под воздействием энергии женщин; я стал более открытым и расслабленным, воспринимая наше прекрасное энергетическое единение с трезвостью, радостью и чистой любовью.

- Энергия только мужчин имела острие в плотности, интенсивности, точности. Когда пришли женщины, получилось это замечательное слияние легкости, смеха, другой интенсивности, как будто ветер и песок били в метал и размягчали его.

- Одним из наиболее сильных моментов на этом семинаре был тогда, когда мы встретились с другой половиной стурктур тенсегрити, с существами с матками. Я понимаю, насколько древнее это отношение между двумя типами энергии – мужской и женской. И в то же время это было что-то по-настоящему новое и передовое, когда мы встретились с ними в такой истинной тишине, за пределами социального порядка. Когда они вошли в зал, я почувствовал поток легкости или, как сказал другой практикующий, «Это как будто в нашем сне стало больше цвета».

.... .... .... ....

Делая карту женского тела, я вспомнила ситуацию, когда мне было 14 лет. Я смотрела мультфильмы по телевизору, сидя на кресле в гостиной, и поворачивая голову по направлению к спальне родителей, и поймала отца, который держал мой розовый детский кошелек. Он открыл его. Внутри не было денег, просто рисунок взрослого обнаженного мужчины, который я сделала...

Я видела, как мой отец смотрел на этот рисунок. Его глаза стали красными и широко открылисъ. Это были глаза сильно раненого тигра. Он стал круглым как мяч, и неустойчивым как высокое дерево, покачивающееся от сильного ветра. Он показал рисунок матери, которая тоже там была. Он держал рисунок одной рукой, и розовый кошелек другой, и когда он восстановил контакт со своими ногами, он начал идти по направлению ко мне. И моя мать последовала за ним.

Все это время я сидела там, глядя на все это в абсолютном оцепенении. Моя энергия ушла из моего тела несколько минут назад, оставив меня полностью парализованной. Мое лицо стало красным, рот и глаза открыты. Моя грудь заполнилась до краев застоявшимся воздухом. Я не могла дышать! Я чувствовала себя как рыба без воды. Я потеряла контакт с моим телом, с землей и со звездами.

Я чувстовала, что я отсоединилась от всего. Мои плечи и руки были жесткими, мой живот стал как камень и болел. Мои ноги были слабыми и дрожали. Я сидела в оцепенении, в то время как мои родители шли по направлению ко мне. Я по-настоящему боялась их и их реакции. Мне было так стыдно. Мои мысли было такие: «Что же будет? Мне конец! Они раскрыли меня! Я самая плохая дочь в мире! Со мной что-то не так! Я грязная! Я грязная! Я грязная!»

Теперь рисунок был в руках у моей матери, и она трясла им в воздухе. Ее голос был громким, но в то же время дрожал. Она спросила меня: «Что это такое? Где ты это взяла? Откуда ты это знаешь? Откуда ты это знаешь?» Она говорила быстро, я не могла соображать. Единственное, что я сказала: «Кто-то мне это туда подложил, я не знаю, что это такое, я это не делала, я не знаю!» Мой отец молчал ошарашенный. Он просто смотрел на меня теми же красными глазами. Он не произнес никаких слов.

Во время семинара, после того, как мы сделали дыхание матки, мне пришло больше деталей этой ситуации. Я видела только один способ, как выбраться из этой ситуации оцепенения: выпустить воздух из груди и глубоко дышать. Поместив мою руки на матку и попытавшись найти мои ступни, мои ноги и все мое тело.

Я смогла увидеть, насколько это ранило моего отца. Он оцепенел точно так же, как и я. Он пал духом. У него как и у меня не осталось воздуха. Он потерял контакт со своими ногами, своим телом, со звездами и со своей дочерью. Он не мог увидеть руки дочери в этом рисунке. Ей было всего 14 лет, такая маленькая. «Откуда она может знать такие вещи? Кто ее этому научил?» Его взбешенные глаза были широко открытыми и в панике. Вся сцена была такая мучительная. Он отреагировал своим способом, он ничего не сказал. Он закрылся также, как и закрылась я. И с того момента в наших взаимоотношениях что-то изменилось.

С другой стороны, я увидела, что я была такой юной. И в том возрасте у тебя так много любопытства. Ты открываешь мир, свое тело и тела других тоже. Когда я нарисовала этот рисунок, это было просто так. Я точно не знаю, зачем я это сделала. Это был просто рисунок. Он дал мне почувствовать себя взрослой и знающей. И в то время я подумала: «Теперь, да, я это знаю!» Новое мнение теперь обо мне такое: «Мне просто было любопытно. Со мной все в порядке, я нормальная» и вообще «я не сделала ничего плохого». Вау! Эти новые предложения позволяют мне дышать в полную силу!!!

Несколько дней назад, когда я разговаривала с одним парнем, я поймала себя на том, что тон моего голоса изменился. Я говорила тем же тоном, которым я иногда говорила с моим отцом, при этом мой голос дрожит и слабеет. Мне надо выталкивать его, используя живот, который закрывается и сжимается. Поэтому разговор требует от меня больших усилий.

Моя голова отсоединяется от остального тела, и ощущение очень неприятное. Я разговаривала с этим парнем о обычных вещах типа «Как жизнь в Лос Анжелесе, как дела дома...» Я спросила себя, почему мой голос становится таким, из-за чего я чувствую такой дискомфорт. Я обнаружила, что в эти дни, когда я разговариваю со своим отцом, я чувствую то же смущение, которое я чувствовала в тот день. И мое поведение повторяется с другими мужчинами. Я сужу себя за то, что я «виновата, неправа и грязна».

Мне надо исследовать глубже, чтобы понять, что это действительно значит.

Другое воспоминание: когда мне было 17 лет, у моего друга была очень красивая сестра, которой я очень, очень завидовала. Она была высокая и стройная, и у нее был размер груди, который я всегда мечтала иметь. День за днем я молилась, чтобы статъ как она.

Я была так расстроена из-за того, что я не могла изменить мое тело. Я стала серьезно думать о пластической операции. Мои плечи всю мою жизнь старались спрятать мою грудь. И они стали болеть, стали закрытыми и жесткими. Все мои мускулы были задействованы в этом закрытии. Моя шея и голова тоже стали жесткими.

Практикуя форму луны я увидела, как сильно я билась головой о стену, думая, что я уродина, а она очень красивая, я хуже всех, с моим телом что-то не так, я хочу быть похожа на нее. Полная луна сказала мне, что у меня не было шанса, потому что это модель зафиксирована обществом. Я просто была другой. Я поняла, насколько абсурдно пытаться соответствовать модели. Мое тело совершенно таким, какое оно есть.

Я хочу бытъ благодарной моей груди. Она пережила все мои оскорбления. Она совершенна такая, какой природа ее сделала. Последняя четверть луны принесла мне сильное желание открыть мою грудь миру и позволить ей дышать, так как раньше она никогда этого не делала. И дать ей воспринимать свободно.

Повторяя себе, что я здесь и сейчас и что у меня есть все, что мне надо (сильная матка, которая показывает мне дорогу), приносит мне удовлетворительное чувство спокойствия и благополучия, которое напоминает мне, как много у меня удачи и что у меня есть действительно все, что мне надо.

.... .... .... ....

На мужском семинаре я был удивлен новым восприятиям, которые пришли из практики формы луны. Каждый раз перед тем, как практиковать ее, я думал, что у меня наверное не будет никаких новых восприятий, но я не волновался из-за этого, и было так, что для меня это было нормально. Я оценил, что инструкторы сказали о важности слов, и как слова определяют осознание. Одно из качеств, которые я написал для себя о том, что такое быть мужчиной – это то, что мужчина является лидером, и я чувствовал, что я всегда был лидером.

Противоположностью этого для меня было быть тираном, и я распознал, что очень часто мое лидерство превращалось в тиранию над другими. Мысль о том, что я тиран, была нетерпима для меня. Видеть себя таким образом истощало мою энергию. Это не то, каким я бы хотел быть или воздействовать на других людей, но я увидел, что существуют доказательства этого, и что я часто видел эту темную сторону себя.

Я сделал форму луны, чтобы посмотреть на то, что такое быть тираном под разными углами, и вот что пришло мне из разных фраз:

Новая луна:

Тиран – это тот, кто боится будущего, что что-то плохое случится с теми, кого он любит. Он боится, что они его покинут.

Первая четверть:

Тиран – это тот, кто забыл, что у него есть все, что жизнь позаботится о нем. Это тот, кто боится чувствовать боль, например боль потерять кого-то.

Полнолуние:

Тиран – это тот, кто чувствует отчаяние, потому что он потерял связь со своим намерением, духом, с его энергетическим телом.

Последняя четверть:

Я недостаточно ценил людей вокруг себя и все, что у меня естъ. Это та причина, почему я боюсь потерять тех, кого я люблю. Я могу позволить себе идти с течением жизни и ценить все, что у меня есть.

Вообще, мой взгляд на то, что такое тиран, было переопределено этим упражнением. Я теперь чувствую, что знаю, откуда приходит этот тип поведения, ассоциированный с тиранией, и я очень хочу принести в мою практику взгляды, которые уравновешивают это. Чувство, что у меня естъ все, что мне надо, чтобы ценить каждый момент, который у меня есть с людьми вокруг меня, доверить жизни позаботиться обо мне и о других, которых я люблю; отпустить.

Форма луны, сделанная, когда практикующие обоих полов были вместе, дала новые восприятия. Делая это упражнение, мои восприятия о том, что такое женщина, пришли из другой точки зрения, чем традиционная роль, которую меня научили принимать.

Новая луна:

Женщины – мои сестры, они дали мне все, что у меня есть в жизни. Мне кажется, все значительные существа в моей жизни были женщинами. Я рожден ими.

Первая четверть:

Женщина – это светящееся существо с другой точкой зрения или взглядом. Быть женщиной значит стоять лицом к вызовам, которые отличаются и также похожи на те, которые естъ у мужчин.

Полнолуние:

У женщин есть прямая связь с тайной, они – полная луна. Они на пороге других миров, они двери между мирами.

Последняя четверть:

Женщины – это любовь, предупредительность. Они заботливые, как земля. Женщины приветствуют нас в мире и позволяют нам совершать и глупости, и величайшие достижения, и мы вместе покинем этот мир.

Я дотронулся до восприятия женщин, которое было глубоко во мне, и которое было частью моей жизни в прошлом. Я чувствую, что возобновил мою связь с той частью меня. Я чувствую, что это подействовало на меня физически в моей средней части тела, и я до сих пор несу это чувство во мне.

.... .... .... ....

Я хочу сказать вам спасибо за этот взрыв новых взглядов, открытий, магии и радости. Где мне начать? Все что, произошло... Я даже не могу найти слов описать, все что со мной недавно произошло, но я попробую. Может, мне следует начать со странной, но приятной отрешенности от идей о том, кто я такой, и каким должен быть мир вокруг меня. Я по-настоящему осознал, когда мой внутренний диалог говорил мне: «настоящие мужчины делают это так», что в большинстве случаев было «или по-моему, или никак!!»

Я также хочу поговорить о том, как легко было общаться с женщинами и с мужчинами, и также это должно быть чем-то по-настоящему огромным, чувствовать любовь ко всем людям, которых я встречаю и вижу. И к этому миру. Я также хочу поделиться тем, как полезна техника, где помещаешь все твое внимание на нижнем диске, когда у тебя много внутреннего диалога. Я много раз пробовал это делать, и это здорово работает!

Я увидел, что даже несмотря на то, что мой отец умер, у меня есть много злости насчет наших взаимоотношений с ним. Я спросил одного из инструкторов, и он сказал мне: «Тогда было тогда, а это сейчас». Я теперь знаю, что теперь у меня есть только время, высвободить мой потенциал восприятия!

Я хочу сказать спасибо за удаление еще одного слоя моей идеи о себе, которая удерживает меня от безмолвного знания и чистого восприятия. И также я заметил, как увеличилось осознание всей массы тенсегрити. Я также хочу сказать, что для меня это был один из самых сильных семинаров, на которых я был.

.... .... .... ....

Для практикующих тенсегрити

Когда моя матка говорила со мной
Она дала мне голос
Он пришел как гром из трещины
Между миров
Он дал мне песню и радость, которую я научилась нести в
Новую луну.
Я теперь собираю круги вибрационной энергии
Которые являются драгоценными сокровищами, я их держу близко у моего
Сердца
Это дает мне покой, который не имеет ничего общего с разумом
Этим чужим устройством
А имет полное отношение к чистой любви, которая приходит только от плача горькими слезами до тех пор, пока она не станет сладкой
Это приходит из чистки давно ушедшего прошлого и ожидания этой новой фазы
Я стою с раскрытыми крыльями, с возрожденной надеждой и радостью
На этой земле есть дорогое сердцу место, где мои пальцы спокойны и мои пальцы ног держатся за землю
Мои ступни начинают идти
Новая походка женщины воина
Положив руки на мою матку, я чувствую энергию матери-земли
Это энергия матки, которую я ищу и которой хочу
Ожидая ее шепота
Ее историй, которые наполняют камни и воды, растения и горы
Это мудрость
Эта жизнь, которая - не что иное, как пауза в бесконечном
Дыхании вечности
Я теперь медленно касаюсь
Поглаживая мое осознание, в то время как я
Парю и дотягиваюсь вниз через каньоны пространства и времени
Собирая цветения
Чистого осознания
Просыпаясь в новый день
Я беру радость этого места
И из этого другого места
Темной стороны луны
Я собираю силу
Помещаю на мою матку
Собираю их четыре ветра
И рассеиваю их
Я начинаю мое путешествие
В поиске
Моего милого
И грациозного танца
-- Что приходит из сердца.

Август, 2005 Моя сестра Луна, мой брат Луна

Подпись автора

The Power of Silence